ФЭНДОМ


Крепкий, как сталь, кулак летел навстречу его лбу. Райнер подумал, полуприкрыв глаза: «Эх~ будет больно». Его темные волосы выглядели ужасно неряшливыми, а добродушные глаза были заспанными. При взгляде на его худощавую, нескладную фигуру, на усталое лицо возникало ощущение, что его натура — апатичность, и что он — завзятый соня. Стальной кулак был в дюйме от его лица, но Райнер и не шелохнулся, что неудивительно. «Ох~ Сейчас стукнет~…» Его мысли протекали плавно и спокойно; выходит, он был в силах остановить удар. Конечно, он бы смог!.. И тут… БАМ! — А?! — Райнера подбросило, протащило по земле и грубо кинуло ей навстречу. Его тушка дёрнулась разок и затем обмякла. Взглянем правде в глаза: в то, что он действительно смог бы увернуться, как-то не верилось. Дело было в Специальной военной академии Роланда, где Райнер получал всяческие полезные знания. Полным ходом шёл практический урок по боевой подготовке; студенты усиленно тренировались. — Ха! — Та, что ударила нашего героя, подошла поближе и вздохнула: — Райнер, ну почему тебе всегда на всё наплевать? Имя его мучительнице было Кифар Ноллес; всё в её облике — и коротко стриженные тёмно-рыжие волосы, и пронзительные алые глаза, — говорило о воле к победе, неиссякаемой энергии и характере истинной энтузиастки; уж в этом Райнер был ей не чета. Склонившись над юношей, она бесцеремонно тыкала в него пальцем, — а тот всё никак не мог собрать ноги в кучу. — И не притворяйся мёртвым! Я же вижу, как тебя лихорадит! Меня не одурачишь, уж на труп ты явно не похож! — Да ну? — вяло огрызнулся Райнер. — У-у… ты безнадёжен. — Это почему это? Сражайся они на самом деле, то вряд ли бы тратили время на пререкания… Но вскоре терпение Кифар подошло к концу, и она взмахнула руками, сплетая из воздуха магические молнии — универсальное заклятие империи Роланд. — Призываю удар грома… — воскликнула Кифар, завершив магический круг. — ИЗУЧИ! В мгновение ока круг выплюнул разряд электричества, который, искрясь, ринулся к Райнеру. — О, магическая молния… — Как ни странно, даже прямая угроза жизни и здоровью не смогла расшевелить лентяя: увернуться он и не пытался. — Она мне явно не по силам… Заклинание настигло его; словив сильнейший разряд, юноша в корчах распластался по земле. — Только не это! — Перепуганная Кифар бросилась к нему. — Почему ты не уклонился?! Эй, ты как?.. Райнер не отзывался и не шевелился. — Не может быть… — побледнела девушка. Попытавшись поднять его на ноги и ровным счётом ничего этим не добившись, она грубо трясла его за плечи: — Райнер, это не смешно! Ты ведь… не мог… Обессилевшее тело, голова которого стараниями Кифар вихлялась туда-сюда, прогундело: — Да мёртв я, мёртв… Всем спасибо, все свободны…

Z 0bf7b246.jpg
— ИДИОТ! Мёртвые не разговаривают! – Кифар, взбесившись, отвесила «трупу» оплеуху. — Не пугай меня больше так! Вот ведь… рад стать инвалидом, только бы на занятия не идти! — Сегодня мне очень хочется спать. — Тебе всегда хочется! — Значит, и сегодня хочется. — Пора бы изменить своему «хочется»! Спорили они, словно супруги, уже давно друг другу опостылевшие: громко, нудно и на радость соседям. Тренировочный зал шушукался и посмеивался вовсю. — Что, дурачок, не смог удрать от простенького заклинания? — И как этого слабака ещё держат в академии?~ Он позорит её! — Такого, как Райнер, можно прихлопнуть, как муху — одним ударом! Другие студенты состязались в ехидстве, понося Райнера на все лады. Увы, но все они были правы: Райнер безнадёжно отставал, что в этом учебном заведении считалось непростительным грехом. Специальная военная академия Роланда собрала в своих стенах неблагополучных подростков — рано осиротевших ребят вкупе с малолетними уголовниками. У этих детей не было ни единого шанса на то, чтобы хоть как-то удержаться на плаву в современном обществе: они не могли прокормить себя, их не брали на работу, и единственной мечтой для каждого из них было выучиться на солдат — живое оружие войны. Они тренировались днём и ночью, чтобы когда-нибудь продать себя в армию за очень большие деньги. В этом было отличие академии от обычной кадетской школы: это был налаженный механизм, защищающий знатных дворян и городских жителей от призыва на фронт и ужасов войны. В последние годы государства сдерживались и старались не конфликтовать, так что надобность в подобном учреждении потихоньку отпадала… Но, тем не менее, если только начнётся война, то студенты академии отправятся на передовую в числе первых… А ведь и Райнеру, и остальным было не больше семнадцати лет… Тем временем, Кифар, перекрывая своим голосом обидные слова однокурсников, читала Райнеру очередную лекцию — «тебя ничего волнует, тебя ничего не интересует…» — Ну и ладно, — вдруг возмутился Райнер. — Знаете что? Ваши насмешки нанесли мне глубокую моральную травму, так что на занятия сегодня мне никак нельзя… — Даже не думай прогуливать из-за этого! Я тебе не позволю? — Ах, вот как? — А вот так! — Угх. Всё это выглядело так, словно влюблённые что-то не поделили между собой. И это было ещё одной из причин, почему в академии все так дружно не выносили Райнера: у жизнерадостной, миловидной Кифар, которая была так добра к отстающему Райнеру, было множество поклонников. Но, похоже, сама Кифар этого даже не замечала. Что до Райнера, то, какая бы благодать не стояла за окном, он всё равно был не прочь хорошенько вздремнуть, и Кифар, которая насильно вытаскивала его на улицу, да ещё и ворчала при этом, раздражала его куда больше, чем все эти зубоскалы вместе взятые. И Райнера не переставали дёргать: — Исчезни, Райнер! — Вот болван! — Тебе не место среди нас!

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики