ФЭНДОМ


- Я люблю тебя,♡ - внезапно призналась она. Однако Райнер Лют смог сдержаться и промолчать.
- Эй, Райнер,♡ я люблю тебя,♡ - повторила она. Как и прежде, Райнер ничего не ответил.
Райнер Лют был молод; тёмноволосый парень с такими же тёмными усталыми глазами мечтал хоть десять тысяч лет лишь спать и ничего не делать. Рядом с высокой и худощавой, слегка ссутуленной фигурой вновь раздался сладкий женский голос:
- Эй, Райне-е-е-ер…♡
Юноша упорно не откликался на зов. Да и едва ли у него было время на беседу с прекрасной девой – десятки солдат-магов, преследующих парочку, неслись позади и вопили:
- Эй! А ну стоять!
- Беглецы! Не думайте, что сможете ускользнуть от нас так просто!
- Эти двое преступники! Избавимся от них!
Один за другим, в воздухе появились яркие магические символы, и внезапно в земле, там, где только что была нога Райнера, образовалась дыра.
- Уа-а-а?!
Бам! Ещё дыра!
- А-а-а-а?!
Бац! Ещё одна!
- А-А-А-А-А!! – заорал Райнер, насилу уворачиваясь от сыпавшихся на него магических атак. – Беда! Просто бедец! Будь я чуть медленнее – остался бы без ноги…

Z b50bacc5.jpg
БАМ!

- Ой-ёй-ёй! Народ, а вы не думаете, что ваши опасные облавы посреди ночи могут потревожить соседе…
БАМ!
- Да чё-ё-ё-ёрт!.. Вы, ребята, вконец ох**ли, помните это!!! – зашёлся он в криках, унося ноги со всех сил, что были. Ситуация-то напрягала, как ни посмотри.
Но даже в такой ситуации несущаяся вслед за ним девушка всё никак не могла угомониться:
- Слушай-ка, Райнер…♡ Мне так хочется данго – прямо сейчас…♡
Но удирающий Райнер по-прежнему не обращал на неё внимания.
- Серьёзно…♡ Вот так бежать по улицам вдвоём, только ты и я… смахивает на свидание, тебе не кажется?
Молчание.
- Ну же, ну же, Райне-е-е-ер… Взгляни на меня.♡
Нет ответа.
- Разве я не могу поведать тебе о своих чувствах?♡
Тишина.
- Знаешь… это вообще-то секрет, но… я уже до того дошла, что жить без тебя не могу.♡ О, всё-таки сказала!..
- КАК ЖЕ ТЫ МЕНЯ ДОСТАЛА, АРГХ-Х-Х-Х-Х!! – В тот же миг Райнер не выдержал и повернул голову.
Обольстительный голос слегка противоречил бесстрастному и равнодушному лицу красавицы за его спиной. Лунный свет сиял на её длинных светлых волосах, и миндалевидные голубые глаза, которым несколько недоставало эмоций, пристально взирали на него. Она родилась совершенной, особенной, вне всякой обыденности, была наделена гладкой и светлой, фарфоровой кожей, обладала тонким деликатным станом, и её хрупкая рука за невообразимо изящной талией покоилась на длинном мече.
Невероятно прекрасная. Женщина непревзойдённой красоты – любой, кто устремлял на неё взор, мог согласиться с этим. Женщина, напоминавшая богиню.
Когда мужчина получает признание в любви от подобной женщины, несомненно, его сердце замирает в этот момент.
- Ах…♡ Наконец-то ты обратил на меня внимание.♡
Райнера слегка взволновали слова, что произнёс нежный голос, хотя лицо её ничего не выражало. Несмотря на это, она так и излучала обаяние.
Она – красавица.
Райнер внимательно посмотрел на неё – бесстрастная прекрасная дева по имени Феррис Эрис уже долгое время являлась его напарницей. Под прицелом его глаз она, похоже, немного смутилась: её взгляд затуманился и голос задрожал.
- Ну-ну… не смотри на меня так…♡
Её речь была чересчур обольстительна даже для Райнера, и сердце его ёкнуло. Но всё же…
- Своими тупыми нежностями ты ВКОНЕЦ меня ВЫВОДИШЬ!
В считанные секунды его желание прибить девушку взлетело, подбираясь к отметке «маньяк».
- Правда, да что с тобой?! Что ж ты творишь-то?! Оглянись, будь добра! Глянь, нас атакуют магией справа! Теперь слева! А позади – смешно! – всего-навсего какая-то толпа солдат! Да нас прямо здесь и сейчас положат! А теперь у меня к тебе вопрос: чего ты от меня хочешь, блин?!
Бесстрастное лицо Феррис снова выразило смущение, сопровождаемое румянцем:
- Именно потому, что мы в таком нелёгком положении, я и хочу, чтобы ты подтвердил свою любовь ко мне…♡
- Что-о-о-о-о?! Я тебя спрашиваю, почему именно сей…
БАМ!
- Кья-я-я-я!! Видишь? Видишь?! Нашла мне время для…
- Но мы пообещали любить друг друга вечно…
- Мы НЕ обещали! Ух, ну и бред…
БАМ!
- Ы-ы-ы-ы-ы! Эй, кстати… а почему в тебя они не целятся? Как ты это делаешь, почему в тебя не бьют магией? – спросил Райнер, но теперь промолчала уже Феррис. Её глаза, казалось, мечтательно искрились.
- Вот уже десять лет, как мы любовники…
- Угу, конечно. Мы встретились меньше двух лет назад - скажешь, нет? И ради всего святого, откуда ты взяла вот это вот «любовники»? Ну правда, что за ерунда? Мы ведь не…
На это она также не ответила.
- Ты всегда говоришь мне… «Я защищу свою любимую Феррис! А потому – оставь их на меня… спасайся…»
- Так вот зачем ты всё это… э-э-э-э-э-э?!
Сообразив, к чему она вела, Райнер вскрикнул, но было уже поздно. Она вдруг цапнула его за волосы и воротник и заставила повернуться к ней лицом. Глядя на всё ещё немного румяную от смущения Феррис, Райнер, почти хныкая, запротестовал:
- Эй, ты ведь не сделаешь этого, а? Драться с этими ослами… знаешь, мне так лениво…
Она подарила ему застенчивый взгляд:
- Но я и правда очень рада… рада тому, что ты сказал мне те слова в тот вечер…
- …какие слова?
- Неужели забыл? «Даже если меня изжарят заклинаниями, даже если меня изрубят в фарш, я всё равно непременно защищу тебя, Феррис» - вот эти…
- ДА НЕ БЫЛО ТАКОГО!!! ТАКОГО Я БЫ В ЖИЗНИ НЕ ЛЯПНУЛ!!!
И тут Феррис вернула привычное выражение лица.
- Вот именно. Так что теперь твоей кличкой, Лют, будет «Форшмак». Время делать фарш.
- «Время делать фарш»?! Звучит жутко! Ну и шуточки! Ты ведь пошут…
Однако Феррис не шутила. Не слушая его больше, резко развернувшись, она перехватила руку Райнера выше локтя и изо всех сил потянула его в сторону солдат.
- Подожди, постой! Пожалуйста… да стой же!..
- Ы-ых!.. – размахнулась Феррис.
- Это не смешно!.. А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
Получив в спину, Райнер отправился в полёт – земля и небо перед глазами поменялись местами. Сначала он лишь безучастно смотрел вперёд, затем повернул голову, целясь в самый центр этой громкой кучи магов-воинов – туда ему предстояло приземлиться.
И всё же…
«Эх… опять…» - подумал он. К такому парень давно уже привык.
Он обернулся, посмотрев на Феррис – она убегала, полная сил.
- Ну, и что дальше?
- Встретимся в два часа, там же, где и обычно, - ответила она, не оглядываясь.
- Но этих «обычных мест» целых три штуки! Клянусь, если ты всё ещё меня дуришь – пощады не жди, тебе ясно?
Тут же он, смешно крякнув, врезался в землю – головой вперёд. И был тотчас же окружён солдатами.
- Ха-ха-ха! Твоя подружка тебя бросила! Как же ты жалок!
- Теперь ты не сбежишь, преступник!
- Будь паинькой, дай нам тебя связать!
Он и так вроде бы не шумел.
Райнер приподнялся, что-то ворча. Будто взвешивая серьёзность положения, он осмотрелся; странно, но он не казался напряжённым – просто пожал плечами:
- По-моему, «дай нам тебя связать» звучит как-то избито.
Услыхав такое, человек напротив Райнера вдруг побагровел и вспылил:
- З-заткнись! У тебя, рецидивиста, нет права протестовать!
- Ой, что это с вами? Неужели я испортил вам настроение? Если так – искренне сожалею.
Мужчина покраснел ещё сильнее.
- У… уголовник решил из меня идиота сделать… я не потерплю этого! Я получил приказ сверху – уничтожить тебя!
- Правда? Сверху? – был ответ.
- Вот именно! Так что не смей меня недооценивать! Или узнаешь вкус мучительной боли!
- Вкус мучительной боли… хм. Вообще-то, я не собирался вас недооценивать… ну, или как-то так…
Сказав это, он вдруг слегка улыбнулся словам, что только что произнёс маг-воин. Кривая улыбка странным образом шла его печальному лицу.
Уголовник.
Так назвал его этот мужчина.
Преступник.
- …преступник, хах, - пробормотал он, мельком кинув взор на военную форму солдата – точнее, на его эмблему, которая изображала собой что-то вроде обвившейся вокруг копья змеи. Это был герб империи Роланд.
Такая же эмблема была и у самого Райнера.
Он посмотрел на собственное облачение – раны и ссадины на теле были забинтованы, верхняя мантия, на которой красовалась приколотая эмблема, была скручена и опоясана вокруг талии. Мантия была особого покроя: она крепилась к белому нагрудному доспеху. Это замечательное боевое обмундирование могли носить только члены роландского батальона магов-воинов; Райнер же получил такое от короля этой страны, Сиона Астала.
Но вернее было бы сказать – от своего лучшего друга.
Специальный, стойкий перед повреждениями доспех, который мог выдержать даже жаркое пламя, был подарен ему перед самым началом его путешествий. И, конечно же, на нагрудной его части…
Райнер расправил мантию – вот и она, эмблема: змея и копьё.
Ещё совсем недавно Райнер, Сион, Феррис со своими товарищами целыми днями были вместе – дурачились, шутили, смеялись…
«А сейчас меня называют преступником, - подумал он. – Я – беглый заключённый».
- Почему-то…
Он смотрел на обступивших его солдат-магов, на тёмный занавес наступившей ночи, смотрел на всё, что его окружало, и шептал свои мысли вслух.
- Почему-то… мне кажется, в один-единственный миг изменилось всё на свете…
Затем юноша взглянул на командира, лидера магов-воинов и произнёс:
- Так вы говорите, что вам «сверху» поступил приказ меня уничтожить?
«Сверху» - да, именно так и сказал солдат. Но кто «сверху», кого он имел в виду? Кто-то влиятельный среди роландской солдатни?
- Уж не Сион ли… - буркнул Райнер.
Так и было; происходящее лишь подтверждало это. Указ властителя этой страны – указ его лучшего друга, - клеймил его преступником и призывал уничтожить.
Райнер и сам не мог понять, как же так получилось. Той ночью две недели назад… Дождливой ночью, ничем не отличавшейся от других ночей, Сион показал своё истинное лицо. Почему-то он был в слезах и, плача, просил Райнера умереть. В тот миг все отношения между ними резко прекратились.
«Ещё совсем недавно мы проводили много времени вместе и вместе смеялись, но потом вдруг я совсем перестал понимать его».
Сион плакал, пытаясь убить Райнера.
Странные чёрные лезвия из ниоткуда. Женская рука, возникшая прямо у Райнера из груди. И исчезающий мир вокруг. Сцена, в которой он не мог ничего понять.
Тогда… Сион стоял там один, и нечто вроде савана темноты окутывало его. Ничего не объясняя, лишь грустно улыбнулся сквозь слёзы и приказал ему умереть. Но этого так и не произошло. В себя Райнер пришёл уже в тюрьме. Что-то… или всё изменилось в этом мире. Изменилось так резко, чтобы заставить плакать даже Феррис. Рыдая, она рассказала Райнеру обо всём: как Сион стал странным и жутким, как он смеялся, будто безумный, и говорил, что убил Райнера. И как он запретил ей появляться в замке – запретил показываться ему на глаза. И, вдобавок, миролюбивый король-герой Сион Астал, что так ненавидел войны и ненавидел жертвовать людьми, начал вторгаться в союзные королевства, посылая войска в империю Нельфу с приказом убивать солдат, простолюдинов, женщин и детей без разбору.
Это Сион.
ЭТО СИОН.
Король, которого поддерживают все в королевстве. Король-герой объединит весь мир, и мир будет принадлежать лишь Роланду – в это Сион когда-то верил. Но ныне всё, что преграждало ему путь, уничтожалось, стиралось и устранялось.
- Действительно…
Всё, что может измениться – изменится, думал Райнер. И ещё он думал о лице Сиона – образ лучшего друга прочно засел в его голове. Но это было лицо, окроплённое слезами. Мокрое от слёз виноватое лицо.
Он ведь был не из тех людей, что смеются, предав друга. И он не мог смеяться, объявляя войну чужому королевству. Он всегда, в одиночку, брал на себя то бремя, которые другие сочли бы непосильным, и улыбался, чтобы скрыть ото всех всю тяжесть этого бремени. Но, в конце концов, не в силах освободиться, он впал в отчаяние - таким увидел его Райнер в ту дождливую ночь. Райнер помнил боль на его заплаканном лице, помнил тот взгляд, будто бы Сион просил помощи. Сион всегда был очень хрупким и слабым в душе, считал он. Это был печальный король. Поэтому Райнер снова спросил солдат:
- Эм… А вы действительно уверены, что «сверху» будут не против моей гибели?
- Бва-ха-ха-ха, именно! Ну что, теперь-то тебе страшно? – рассмеялся командир. - Но знай, я благоразумный человек. Если не будешь сопротивляться, то мы арестуем тебя, избив всего лишь до полумёртвого состояния…
Райнер уже давно его не слушал. Он поднял голову, вглядываясь в небо. А затем обернулся и нашёл взглядом одно из самых высоких зданий в королевств – замок Роланда, место, где жил король. Именно там Райнер, Феррис и Сион болтали о всяческих бессмыслицах и развлекались.
Он смотрел на замок, зная, что туда он больше не сможет вернуться. И часа не прошло с момента его побега из тюрьмы, а окрестности замка уже кишат преследующими его магами-воинами. Он просто не сможет драться с ними, не сможет явиться туда невредимым, если сейчас повернёт назад.
Ведь Роланд уже не такой, каким был раньше.
Без ведома Райнера, тайно, Сион завершил те гнусные человеческие эксперименты – наследие старой империи Роланд, что не успели завершиться раньше. Теперь армия могла похвастаться созданными в результате таких экспериментов солдатами, которые обладали явно паранормальными способностями. Даже для Райнера, ранее известного как Сильнейший маг Роланда, пойти против них означает вступить в жестокую схватку. Сейчас замок защищён этой аномальной силой. И для Райнера казался невероятным шанс преодолеть всё это и добраться до замка живым. Другими словами, встретиться с Сионом прямо сейчас было невозможно. Даже если его лучший друг Сион сейчас взывал бы о помощи – всё равно невозможно.
- Аргх… чёрт. Выглядит далеко… - скучным голосом произнёс Райнер.
- Как ты смеешь меня игнорировать?!! – орал мужчина перед ним, но Райнер не отзывался.
- Но даже если и далеко… - пробормотал он. Впрочем, было уже неважно, можно ли пробраться в замок легко или нет. – Нет, слишком далеко, вот и всё, - сказал парень, схватив эмблему на своей одежде, герб Роланда, изображающий змею и копьё, доказательство своей верности этой стране. С силой Райнер сорвал эмблему, не заботясь о том, что ткань пострадала тоже. Хорошая, крепкая ткань одежды, которую мог надевать лишь член магического рыцарского батальона, была разодрана в клочки мощным рывком. Райнер лишь мельком взглянул на эмблему – и тут же избавился от неё.
Никто не заметил, что только что его мир претерпел колоссальные изменения, так быстро он бросил её.
Эмблему?
Никто и не заметил, как он бросил эту страну.
С юных лет он жил в Роланде, пусть и находил, что мир вокруг слишком беспокойный; он был гением, превзойти которого не мог больше никто; он был привязан к этому месту, возвращался сюда, чтобы спасти своих друзей, снова и снова… Однако, чтобы вернуть своего лучшего друга, он должен был это сделать.
Впервые - пусть никто и не заметил - он отказался от своей родины.
- Ну хватит, - произнес командир солдат. – Хватит уже нас дурачить. Если ты настаиваешь на сопротивлении…
Но Райнер перебил, взглянув на него усталыми глазами:
- Ну уж нет. Мне очень жаль, но этого не будет.
- А? Чего не будет? – опешил мужчина.
- Нет, кхм, всё верно. – Райнер сделал лицо круглого идиота. – Обычно бывает немного по-другому… Примерно так: «Делать всё что в моих силах? Действовать живо? Бороться? Ребят, да я ненавижу всё это, меня это выматывает…» - «Да ладно?!» - «Да, и, кстати, пока я тут разглагольствую, даже такие увальни, как вы, могут меня скрутить…»
- То есть ты решил сдат…
Но тут Райнер покачал головой:
- Вот что, сегодня не тот день. «Взять его!» - «Нет, я, конечно, предполагал, что когда-нибудь попаду в такую ситуацию, в которой у меня не будет выбора, но… Ладно уж, сопротивляться – так сопротивляться!» Вот, в сущности, весь сценарий.
Замолчав, он вновь посмотрел на замок.
- Я, лентяище такое, наконец-то всерьёз собираюсь набить кому-то морду! Сион, ну разве я не крут? – сказал юноша. Но солдат-маг, естественно, его не понял.
- Какого чёрта ты тут болтаешь…
- Как я уже сказал, меня вам схватить не удастся, смекаете? – вновь не дослушал Райнер. – Парни, вы знаете, кто я?
В ответ на это солдаты начали нервно переглядываться.
- А кто он?
- Не слишком ли самоуверенный?
- Не думаю, что он опасен…
- М-молчать! Тишина! Прекратить волноваться! – заговорил командир. - Не дайте этой преступной морде ввести себя в заблуждение! Да вы посмотрите на него – шельмец-засоня, чего там боят…
Закончить фразу он не смог. Вернее, не успел, так как внезапно отправился в полёт, да не в одиночестве: пятеро солдат, один за другим, взмыли в воздух вслед за ним. Только тогда до оставшихся людей дошло, что что-то происходит. Улетевшие люди были повержены Райнером: с невероятной скоростью, не успел отряд опомниться, молодой парень ударами рук и ног придал ускорения шестерым взрослым мужчинам.
Цвет лиц магов-воинов мгновенно переменился.
- Что это за…
- У-убейте его! Этот парень опас…
В этот момент Райнер быстрым рубящим движением ударил в шею ещё одного важного на вид человека, который не успел отдать приказ, - тот потерял сознание.
- Зам… заместитель командира также потерян!!!
«Видали~?»
Навесив на лицо блуждающую улыбку, Райнер пустился бежать. Пробравшись сквозь ряды растерянных солдат, только что потерявших своё командование, он легко оторвался от них и продолжил удирать. Сразу после этого один из воинов, который, вероятно, был третьим по степени влияния среди остальных, заорал:
- Не позволяйте рядам колебаться! Ваш враг – всего один человек! Если мы используем магию вместе, то как-нибудь…
Когда он начал выписывать в воздухе магические символы, Райнер обернулся. Вмиг в его глазах появились мерцающие алые пентаграммы – пятиконечные звёзды. Используя эти глаза, Райнер быстро изучил разворачивающийся в воздухе волшебный символ. Силу, структуру, словесное заклинание – всё прочитали эти глаза, и Райнер вызвал соответствующий отражающий эту магию символ. Его рука быстро перемещалась, и со скоростью, во много раз превосходящей скорость мага-воина, он завершил свой рисунок.
- Призываю вторжение… ШИРА!
Из волшебного символа Райнера повалил чёрный дым, соединяясь с ещё не завершённым символом солдата. Этот символ превратился во что-то, что напоминало страшное лицо демона. А лицо солдата превратилось в сплошное выражение шока.
- Что… что происходит…
Такое ведь невозможно… Лишь миг назад он был поглощён написанием символа, а меж тем не только он был расшифрован так быстро, но и в него было брошено заклинание отмены… как такое случилось? Какой монстр…
Солдат посмотрел Райнеру в глаза. В самый их центр. И, увидев пентаграммы, застыл в страхе.
- Это… это Альфа Стигма-а-а!! Он – монстр с Альфа Стигмой!!
Стоило ему произнести это, как среди магов-воинов воцарилось смятение.
Альфа Стигма.

Z dab05be0.jpg
Сколько отвращения, страха и ненависти было вложено в эти слова! Носитель этих «проклятых глаз» способен считывать любую магию, но стоит лишь ему впасть в исступление – всё и вся падёт от рук его: живое и неживое, друзья и враги.

Это метка безумного чудовища.
От одной лишь мысли солдат-маг, глядевший Райнеру в глаза, начал трястись от ужаса:
- Мо… монстр!
- Да не надо меня так бояться… Но, опять же, будет ещё страшнее, если вы не откажетесь от погони добровольно.
Несколько магов-воинов, услыхав это, с воплями «нас убьёт монстр!!!» вмиг развернулись и исчезли вдали. Райнер опечалился на мгновение и глубоко вздохнул. А затем рявкнул во весь голос:
- Р-Р-Р-Р-Р!!! Убирайтесь, пока вас не съело чудовище с Альфа Стигмо-о-о-ой!!!
Теперь и оставшиеся солдаты сочли за лучшее спасаться бегством. Глядя на всё это, Райнер подумал, что вызвать Альфа Стигму было неплохим решением.
А ведь у него был план, между прочим.
После того, как Сион запер его в темнице, и он вырвался оттуда с помощью Феррис, их засекли залёгшие в засаде маги-воины. Каким-то непостижимым образом напарникам удалось добраться до этой улицы относительно целыми. Конечно, можно было бы легко избавиться от этих парней - по крайней мере, вдвоём они с Феррис точно положили бы всех.
Однако на эту улицу они нацелились не напрасно. А почему? А потому, что составленный план был таков: они заманивают сюда магов-воинов (которые наивно полагали, что справиться с Райнером и Феррис труда не составит), а затем оставляют их с носом. Одураченные солдаты, вероятно, усердно искали бы их ещё некоторое время, будучи под впечатлением, что беглецы недалече. Тогда отряд точно не успел бы вызвать подкрепление, да и с более мощными войсками тоже повременил бы, не говоря уже о королевской армии. Вот и весь первоначальный план – и он удачно провалился.
«А всё благодаря ей. Благодаря глупой Феррис. Благодаря этой ненормальной фанатке данго, из-за которой вечно одни неприятности, мне пришлось драться с этими солдатами».
Они не были слабаками – серьёзный бой с ними потребовал бы серьёзных методов. И тогда вряд ли бы обошлось без жертв. Теперь, собираясь покинуть империю, он, по возможности, не хотел бы причинить вред своим бывшим товарищам.
- Хотя кое-кому всё-таки досталось…
Кроме того, Райнер боялся, что бежавшие солдаты и впрямь найдут себе подмогу – вместе с ними послали бы более сильных наёмников. Но ему так нужно время, чтобы закончить все приготовления и убраться из этой страны подальше…
- Ну что ж, ничего не поделаешь… Кста-а-ати…
Молниеносно Райнер поймал одного из магов-воинов, что честно пытался удрать, - тот невероятно перепугался.
- Мон… монстр… отпусти м-меня…
- Что за… нет, это уже слишком.
- Меня съедят… меня убьёт чудовище…
Безнадёжные причитания заставили Райнера скорчить гримасу. Чудовище. Его всегда называют так. ВСЕГДА.
Чудовище.
ЧУДОВИЩЕ.
Ч-У-Д-О-В-И-Щ-Е.
Он разочаровался во всём и вся и отказался от близких отношений с другими людьми именно потому, что его не раз называли чудовищем, не раз подвергали ужасным душевным терзаниям.
Он с его осквернённым телом не имел права любить кого-то.
Он с его проклятым телом не имел права быть с кем-то.
Со смирением он отказался от всего в этом мире… что само по себе было лёгким и удобным выходом. Чтобы не причинять боль другим, он нашёл место, где не сможет причинить боль самому себе; чтобы не обманывать чужих надежд, он ушёл туда, где мог лишь мирно лениться.
Пусть тёмное и пустое, но это место было спокойным и уютным. И всё же кое-кто вытащил его из этой темноты – не кто иной, как Сион. Встреча с ним, а затем и встреча с Феррис, и всякие дурачества с ними каким-то образом изгнали его обиду на тех, кто называл его чудищем. Их весёлый смех неожиданно заставил его сердце оттаять – теперь он больше не чувствовал себя одиноким.
Несмотря на всё это, Сион велел Райнеру стать прежним.
«Когда-то он – пафосный и напыщенный - предложил мне следовать за ним. И никогда не жаловался - взвалил на себя всё и лишь извинялся передо мной. Но так не должно быть, - думал Райнер. – Для него это было слишком безответственно».
- Эй, ты. Ты мне нужен, чтобы передать письмо Сиону.
- Ты убьёшь меня…
- Да прекрати! – Резкий тон Райнера остановил поток слов: казалось, что солдат сейчас заплачет. Но тут Райнер слегка улыбнулся.
- Слушай, не собираюсь я тебя убивать. Ты только передай письмо Сиону, королю передай…
Мужчина так и вылупился на него:
- Ты… я никогда и ничего от тебя, отброса, Его Величеству передав…
- Послушай меня, - прервал его Райнер. – Он настолько бесхарактерный, что просто не сможет отмахнуться. Хотя, если он не захочет слышать обо мне… и пускай. Я лишь хочу, чтобы он узнал, что я уезжаю из империи. Пускай что хочет, то и творит – без меня.
- Кто же захочет передать сообщение от такого чудища…
- Ага. Ну, тоже неплохо. Но ты это сообщение всё равно передашь, а там уже как пойдёт. Я…
…Надиктовав всё, что было нужно, Райнер отпустил солдата, и тот посмотрел на него с ненавистью.
- Я не буду передавать бред уголовника! – взвизгнул он. Райнер решил, что и это его устроит: будет ли сообщение передано или нет – это на его решение уехать никак не повлияет.
- Ну, извини за беспокойство.
- Молчать! Ты, монстр…
- Да-да, достаточно уже. Знаешь, а твои товарищи уже совсем скрылись из виду…
Намёк был понят, но, прежде чем пуститься прочь со всех ног, воин-маг недолго пожирал Райнера глазами. Юноша проводил взглядом его исчезнувшую спину и повернулся на каблуках.
- А-а-аргх… После такого, естественно, нас будут искать все кому не лень… - Он шёл, бормоча себе под нос. – Надо бы побыстрее сделать все дела и отчалить, прежде чем это случится…
Первым пунктом назначения было «обычное место», где он должен был встретиться с Феррис, однако…
Тут он замер как вкопанный.
- И всё-таки… о каком из «обычных мест» она говорила?..
В замешательстве Райнер устало покачал головой.



Этот зал… тут было очень темно. Слишком темно, думал Сион Астал, - хотя виной тому было просто отсутствие освещения.
В замке империи Роланд Сион сидел на своём троне в полном одиночестве, среди пустоты. С того дня, когда Роланд напал на империю Нельфу, Сион проводил в этом просторном зале всё больше времени; даже притом, что дворяне и слуги то и дело наведывались к нему по очереди, он всё равно считал это место мрачным и пустым.
Он устремил взор на огромные окна слева и справа от трона: небо уже начинало светлеть, словно напоминая о том, что настало время для утренних посещений. Солнечный свет тихонько тёк сквозь окна в комнату, и темнота скрадывалась, а зал наполнялся волшебным сиянием.
Лишь недавно справивший двадцатилетие, сереброволосый король, чьи острые золотые глаза выражали неукротимую волю, знал - темноту порождает его империя. Глаза его всегда устремлены в далёкое будущее, будь то будущее страны или будущее народа или будущее целого мира. Будущее открывает ему, что можно сделать, дабы изменить этот мир – он принимает решения и движется вперёд.
Всё правильно. Он – король-герой, которого все так ждали. Он – благородный дворянин, сотворивший из загнившей империи Роланд на юге континента сильную процветающую державу. И сотворил он эту державу всего лишь за два года, прошедших после его коронации.
Несмотря на то, что Сион был бастардом, сыном предыдущего короля и простолюдинки, во время войны с Эстабулом он быстро взлетел наверх благодаря своим замечательным достижениям. После этого, используя всё, что имел - навыки, наружность, обаяние, - он приобрёл поддержку людей и свергнул владыку Роланда.
И не остановился на этом.
Преобразовывая политику страны, он указал дворянам-тиранам на их место, ликвидировал растраты, принёс благосостояние стране и продолжал двигаться вперёд. Не стоять на месте. Двигаться вперёд. Он посвятил свою жизнь империи; походя на человека, медленно теряющего рассудок, он продолжал двигаться вперёд - всегда в поисках лучшего средства, в поисках пути, который приведёт к минимальным жертвам.
Какой самый лучший способ?
Какой самый правильный путь?
В бесконечных тревогах, в слезах и в отчаянии он всё ещё верил в светлый завтрашний день и двигался вперёд.
Люди, несомненно, радовались появлению человека, что стал для них маяком, радовались засиявшей в этом безумном мире светлой заре. Они верили, что мир станет лучше, доверяя всё ему, Сиону Асталу, королю-герою. Свет этой страны должен быть безупречен, поэтому он никогда не сделает ни одной ошибки. Ведь верит народ, что ошибиться он просто не может.
И Сион отвечал их ожиданиям.
Высматривать в будущем самый эффективный, самый верный, самый безболезненный путь и двигаться вперёд, не спотыкаясь – вот причина, которая заставила его продолжить человеческие эксперименты и создание мощной армии. Ведь это было необходимо. Чтобы свести к минимуму потери жизней простолюдинов, не было другого выхода, кроме как создать мощь, которая может с лёгкостью сокрушить любую другую страну.
То же самое и с предательством и вторжением в империю Нельфу, бывшее союзное государство – так было необходимо. Необходимо укрепить и усилить Роланд, чтобы он мог держать в страхе соседние королевства. Иначе с ним произойдёт то же, что и с бывшей союзницей Нельфой: в разгар внутреннего конфликта, возникшего в пределах нельфийского королевского двора, зародилась Анти-Роландская Коалиция, которая пытается захватить власть в стране. Если бы Роланд первым не развязал войну, когда-нибудь Нельфа ворвалась бы в его владения. Лучше уж сделать первый шаг - и идти до конца. Чтобы удержать другие королевства от противостояния Роланду. Чтобы заставить их дважды подумать, прежде чем начать ненужную войну.
Он покажет им.
Поступая так, можно будет в дальнейшем избежать бессмысленных сражений и бессмысленных смертей.
Ради этого чистка становится необходимой.
Армия Роланда сейчас на пути к проведению крупномасштабной чистки в Нельфе. Был отдан приказ: никакой пощады даже капитулирующим войскам. Даже по отношению к женщинам, даже к детям - приказ никого не помилует.
Чтобы заставить соседей бояться.
Все они должны бояться. Этот приказ был отдан, чтобы удостовериться, что никто и никогда не посмеет снова бросить вызов Роланду, чтобы полностью их сокрушить. Отдан, чтобы показать мощь этой страны. Чтобы отныне можно было уменьшить число жертв, чтобы можно было избежать новой войны… чтобы у них исчезло желание покорить Роланд.
Справедливый обмен. Жертвовать меньшим ради спасения большего.
Люди высказались в поддержку этой политики. Они восторженно кричали о том, что покажут Нельфе, покажут миру, насколько сильна империя Роланд. И ведь всё это происходило именно с его подачи…
И теперь он выбрал снова.
Правильный путь.
Путь с наименьшими потерями.
Даже если путь тернист, ступая по шипам, он будет двигаться вперёд.
Будет двигаться вперёд.
Будет…
Каждый шаг его кровоточит; продираясь сквозь шипы, он давил в себе крики и сдерживал слёзы, он мирился с желанием отступить, остановиться… И в конце…
В конце концов, даже лучшим другом своим он решил пожертвовать.
Потому что так было необходимо – ради того, чтобы двигаться вперёд.
Сион закрыл глаза и вновь распахнул их. Он смотрел в пустоту перед ним: кроме пустоты не было ничего, кроме неё он ничего не чувствовал. Этот зал… этот мир стал опустевшим и беспросветным с тех пор, как он расстался с ним. С Райнером, что скрашивал его дни.
Дурное трио – он, Феррис и сам Сион – проводило время за шутками, глупостями, тычками и розыгрышами… То время вставало перед его мысленным взором. Он всё равно лишился их, отчаянно не желая этого, хоть и знал, что грезил наяву. Но всё же он потерял их. Стоило ему открыть глаза, как всем мечтам пришёл конец. Пришло время идти дальше. Время не стоит на месте; даже в растерянности, отчаянии и сожалениях, пусть даже жертвуя снова и снова, он должен заставить себя идти, чтобы приблизить будущее. Кричи «не хочу», но только – иди.
И он – идёт.
Он отказался от своего прошлого, отказался от важных для него вещей и шёл, громко рыдая; всё лишь для того, чтобы достичь чего-то нового, которое, возможно, будет много лучше, чем старое… Лишь для того, чтобы захватить его будущее, его свет.
Вот такой он король – владыка, что всегда движется вперёд. Даже если знает, что впереди пустота…
- Ты сожалеешь об этом? – спросили его.
Внезапно прозвучавший голос эхом отражался в пустой комнате.
Это Люсиль. Люсиль Эрис - глава семьи мечников Эрис, что тайно оберегают королей Роланда вот уже несколько веков, а вернее, всевидящий скверный бог…
- Сожалею?.. – отозвался Сион.
Сожаление... о, невозможно было не сожалеть. Переживая за всё и сразу, от большого до малого, решая, лучше ли будет так или, может быть, эдак… Было много минут, когда он хотел умереть.
Если бы только он был сильнее… Если бы был мудрее… Тогда его мать не умерла бы. Его друзей не убили бы. Кифар не плакала бы. Феррис была бы под его защитой.
И Райнер.
Он бы не предал Райнера таким образом…
Улыбка появилась на лице Сиона:
- Сожалею о чём?
- Ха-ха... – засмеялся Люсиль. – Ты не обманываешь моих надежд.
- Неужели?
- Блестяще. – Произнеся это, Люсиль возник перед Сионом из воздуха. Светловолосый, с вечно закрытыми глазами… и необыкновенно красивым лицом.
Так как он – старший брат Феррис, он должен напоминать её, но когда Сион смотрел на него, то не видел между ними ничего общего. Хотя у них один цвет волос, одни черты лица и одна красота, в душе они были слишком различны. Ведь внутри Люсиля – демон; или, скорее, он и сам больше не человек.
Сион покосился на него:
- Получить от тебя похвалу непросто.
- Разве я редко хвалю тебя?
- Вот как?
- Нередко.
- Хм… Должно быть, я не замечал этого. Вероятно потому, что это не делало меня особенно счастливым.
- Ах, это ужасно, - снова улыбнулся Люсиль. Его улыбка, однако, не несла в себе эмоций, вообще ни одной. У него в душе – огромное и страшное небытие.
- Я серьёзно, - глядя в пустоту, сказал Сион. - Честно говоря, от того, что ты хвалишь меня, я не чувствую удовлетворения.
В ответ на это Люсиль, всё ещё таинственно улыбаясь, проговорил:
- Какая жалость. Впрочем, я ожидал, что не смогу достойно занять место Райнера.
Сион не отреагировал. Люсиль, тем не менее, продолжил:
- Но я действительно думаю, что ты – выдающийся король. Сила, что пожирает тебя изнутри, не может лишить тебя собственных желаний, и это само по себе удивительно. Прежний король – твой отец, что был быстро подавлен Силой – потерял рассудок…
- Он не был моим отцом, - тут же заявил Сион. На это Люсиль лишь пожал плечами.
- Прав. Возможно, ты прав. Он не совсем тот человек, которого ты можешь считать отцом - пусть в твоих жилах та же кровь и существуешь ты, как и он, скромной марионеткой, его происхождение было совсем иным. То же самое касается твоих братьев. Вот почему я благодарен тебе: за то, что я увидал в своей жизни столь замечательный сосуд, которым являешься ты… за то, что я обнаружил этот сосуд. Твоя мать была великой женщиной, не правда ли? Не ожидал, что твоя мать, которая была всего лишь простолюдинкой, помеченной, как дворовая собака, была сильнее, чем…
- Замолчи, - отрезал Сион.
И Люсиль остановился. Затем ухмыльнулся и заметил:
- …Как бы там ни было, ты превосходен. Ведь даже сожалея и страдая от отчаяния, ты всё равно, не теряя здравомыслия, выберешь верную дорогу.
Сион пристально взглянул в красивое, освещённое улыбкой лицо Люсиля:
- Ты показался лишь затем, чтобы сказать мне это?
- Не совсем. – Люсиль ухмыльнулся шире.
- Тогда что?
На этот раз Люсиль повернул голову в сторону одного из окон. Из этого окна можно было увидеть городские улицы уровнем ниже замка. Он обежал взглядом улицы, прежде чем сообщить:
- Райнер сбежал.
Глаза Сиона округлились - это невозможно… Из этой тюрьмы Райнер просто не мог убежать, даже принимая во внимание его союзников… даже если бы Феррис рискнула помочь ему, она бы не смогла в одиночку пробраться через усиленные заслоны охранников…
- Между прочим, вся стража была уничтожена. - Люсиль будто читал его мысли. - Всё это было подстроено герцогом Лютолу…
- Нет!
Сион застонал.
Герцог Люрал Лютолу – это было имя отца Райнера, дворянина, который считался мёртвым; годы назад он был нужен, чтобы руководить этой страной из тени…
Он – монстр, сопоставимый с Люсилем.
- ...зря он это сделал…
- Ха-ха! – засмеялся Люсиль над тем, как отреагировал Сион. – И правда, он хватил лишнего. Ты ведь так хотел исследовать Райнера, дабы найти безвредный способ спасти его… уже с десяток человек погибло во время экспериментов ради этой цели… Теперь, когда он сбежал, все твои усилия пропали даром…
- Молчать.
- Вдобавок ко всему, раз уж оппозиция тоже желает спасти Райнера, всё пошло прахом. Может быть, с твоей точки зрения, лучше, что Райнер живёт нескучной жизнью, ведь так было до того, как ты отнял у него свободу и сделал его жертвой…
- Молчать!
- Должно быть, ты этого ожидал. Поэтому-то ты и превосходный король. Несмотря на то, что ты обеспокоен, встревожен и время от времени сворачиваешь с перекрёстка, в итоге ты возвратишься к правильной дороге, потому что ты знаешь далёкое будущее и ищешь только верного пути. Ты не спасёшь друзей и не поможешь человеку, если это приведёт к ошибке. В конечном счёте ты потеряешь из виду действительно важные вещи…
- Я сказал: молчать! – вскричал Сион.
Люсиль распахнул глаза и уставился на Сиона - казалось, его голубые очи могли видеть всё, что творится в самых глубинах королевского сердца.
И он улыбнулся.
Будто сделал из него дурака.
Будто сжалился над ним.
Улыбка получилась лёгкой.
- В чём дело, Сион? – сказал ему Люсиль. - Приказ молчать, по сравнению с тем приказом, когда я марал грязью твою мать, сейчас прозвучал несколько жёстче, не так ли?
Король не откликнулся.
- …или ты просто не хочешь встречи с ним? Ты, убийца. Ты, терзающий людей опытами. Ты, потерявший свою человечность, не хочешь, чтобы он видел тебя таким, не так ли? Вот причина, из-за которой ты так взбудоражен.
И вновь нет ответа. А потом Люсиль вновь улыбнулся:
- Не знаешь, что сказать? Это хорошо. Итак… что ты намерен делать? Позволишь Райнеру убежать после всего этого?
- Я не позволю этому случиться… - ответил Сион, не встречаясь с ним взглядом.
- Как бы там ни было, для меня это значения не имеет. Однако, то, что ты делаешь – бессмысленно, Сион. Ты не сможешь воссоздать другого «его», даже проводя эксперименты на людях. Конечно, если он умрёт – это уже другое дело… но ведь ты не можешь поднять руку и убить его. И никогда не сможешь…
Люсиль на мгновение остановился и приподнял уголок губ.
- Тебе это хорошо известно. И ты уже сделал свой выбор. Пожертвовать им, бросить его в море вечного отчаяния… Это было бы наиболее разумным решением. Однако ты все ещё бессмысленно мучаешься. Верно, ты все ещё немного человечен… хотя сейчас вряд ли ты человек … Невероятно, что ты ещё сохранил в себе что-то подобное людям… Это прекрасно, потому - делай, что хочешь. Я уже говорил тебе об этом раньше, не правда ли? Выбор, сделанный Героем - всегда верен. Ты всегда будешь делать правильные вещи.
Сказав всё это, Люсиль исчез снова. Его тело, его близость, его существование - всё стёрлось. Однако он всё ещё был здесь, Сион знал это.
- Люсиль, - позвал он.
- В чём дело, Сион? – Ответ прозвучал, как и ожидал король.
И король повторил ещё раз:
- Я точно не позволю случиться этому.
- Ах-ха-ха! То же что и раньше… замечательно. Дойдя до такого… а ведь ты был так далеко… в конце концов, я не могу подняться над мечом Героя внутри тебя; не стесняйся использовать меня, как тебе хочется. Не стесняйся использовать свою силу, как считаешь нужным. Победишь тьму этого мира? Или остановишь течение жизнь? Я не знаю, к чему ты склонишься.
Сион бросил взгляд на то место, где испарился Люсиль.
Победить тьму мира?
Или, наоборот, остановить жизнь?
- Я… - начал он, - я…
Тут в зал вошёл мужчина - военный посланник, человек, с которым Сион передавал приказы вооружённым силам. Обычно, если он являлся по собственной воле, значит, что-то важное происходило на линии фронта с империей Нельфой.
- Ваше Величество. - Человек встал на колени перед Сионом.
Сион поприветствовал его кивком и сказал:
- Подними голову.
- Да, сир.
- Итак, что-то неожиданное в Нельфе?
- Нет, сир, кое-что на территории Рейлюда... – покачал головой мужчина.
Сион не ожидал такого, хотя понимал, что посланник приехал сообщить о чём-то важном. Рейлюдом звалась столица Роланда; похоже, что-то случилось на улицах города совсем рядом с замком.
- Райнер Лют?
- В… верно, сир.
- Он бежал?
- Да. Мне очень жаль, сир…
- Не нужно извинений. Значит, так как Райнер отпинал стражу и удрал, вы приехали просить подкрепления, что-то вроде этого?
Но посыльный вновь покачал головой.
- Подкрепление тоже…
Брови Сиона взлетели:
- И они были отбиты, да?
- Так точно…
- Вы подразумеваете, что отряды преследования были уже отосланы даже без доклада мне?
- Да, сир…
- Кто это был? Кто отдал приказ?
- Майор Рахель Миллер.
- …Миллер?
Это имя вызвало горькую улыбку на устах Сиона. Человек по имени Миллер, оставшийся в тени во время проводимой Сионом революции, на самом деле был её руководителем: некто на голову выше остальных, наделённый острым и ясным умом, всегда спокойный, всегда с поразительным самообладанием. Сион встретил Миллера, когда подготовка к восстанию - отбор талантливых военачальников, накапливание общественной поддержки и сбор информации на дворян, которые должны были быть свергнуты - уже почти была завершена. И, в соответствии с планами Миллера, революция произошла стремительно.
Мир изменился.
Этот человек действительно заслужил право быть в числе лучших командиров страны. Однако он не из тех людей, что желают подняться по служебной лестнице; упрямый, он решил оставаться на своём месте и по-своему защищать эту страну.
Этот человек может действовать без позволения Сиона.
Этот человек отдал приказ перехватить Райнера.
И всё же…
- Что сказал Миллер? – спросил Сион.
- Захват беглого заключённого, доставить живым или мёртвым… - ответил посланник.
«Живым или мёртвым?.. Иными словами, убийц его не осудят. Но посланные войска были полностью разбиты. Миллер, прекрасно знающий, на что способен Райнер, направил на перехват легких для него противников… Почему? - думал Сион. - Он определённо хотел задержать сообщение о побеге. Если бы о побеге из тюрьмы сообщили незамедлительно, было бы достаточно времени, чтобы принять необходимые меры. Однако Миллер доложил об этом не сразу… предоставив Райнеру возможность спастись? Но даже если и так - что получит Миллер, помогая Райнеру бежать? Хотя мои источники информации говорили, что Миллер и Райнер были знакомы в прошлом, но этой причины недостаточно, чтобы позволить Райнеру скрыться. Миллер просто не такой человек. Он никогда и ничего не делает напрасно. В чём же дело?»
После недолгих размышлений осталось всего две версии.
Первая - для того, чтобы выяснить, почему Сион так одержим Райнером, стоило бы оставить второго в живых.
Другая версия состояла в том, что Миллер уже знал о Сионе и Сумасшедшем Герое, и знал, что для того, чтобы Сумасшедший Герой получил свободу, Сиону или, скорее, Герою необходимо поглотить Райнера как жертву.
Наверняка первый вариант. Пусть Рахель Миллер и известный гений… то, что он может прознать о таком, казалось маловероятным. В настоящее время, в этой стране, только три человека знали об изменениях, происходящих внутри Сиона - это сам Сион, Люсиль и Фроаде. Ну и ещё… в доме Люсиля в той безопасной темноте были братья Сиона с искромсанной психикой - или то, что от них осталось. Люсилем они были признаны непригодными и уже больше никогда не приходили в сознание. Иначе говоря, только три человека должны были знать об истинной форме Сиона, и все трое, несомненно, держали эти знания при себе.
Так что для того, чтобы заставить Сиона раскрыться, Миллеру необходим живой Райнер.
Значит, вот что: всё, что нужно Сиону, - это объяснить всё Миллеру. Причину заключения Райнера. Причину продолжения этих экспериментов. Причину.
Причину, по которой Сион должен забыть о своей человечности.
Всё что нужно сделать - объяснить эти вещи.
Искажение и конкуренцию, что мешали этому миру.
А также…

Истинный образ сумасшедших Богинь.

Миллер сможет понять всё это и должен принять. Если он будет готов продвинуться дальше по службе, то он даже будет ещё больше полезен Сиону. Само по себе это решит проблему Миллера.
Оставался Райнер. Крайне важно захватить его живым, но кто же сможет решить эту непростую задачу?..
В этот момент посланник вновь подал голос:
- Эм…
Сион остановил его прежде, чем он сказал что-нибудь ещё:
- Хорошо. Насчёт Райнера и Миллера я всё понял. Пошлите за…
Но мужчина возразил:
- Н… нет… Причина, которая заставила меня явиться к вам…
- Хм? - Сион поднял голову и взглянул на посыльного. Он был явно озадачен.
- В чём дело?
Как только он спросил это, посланник достал конверт из нагрудного кармана.
- Ну… я не совсем уверен, что стоит доставлять вам эту нелепость, сир, но…
- М?
- Вашему Величеству сообщение от преступника…
Теперь Сион мгновенно оторвался от своих мыслей. Его проницательность, казалось, потеряла сознание на один миг, и Сион почувствовал, будто вся кровь отхлынула от лица.
- …сообщение от Райнера?
Подтверждая, посыльный закивал.
Сион окаменел, не в силах двинуться.
Ужас.
Сион предал Райнера самым страшным и неприглядным образом, какой можно было себе вообразить. Всегда носил лицо союзника и друга. Всегда говорил «идём со мной, я защищу тебя», - и в мгновение ока он забрал назад свои слова и отвернулся от него.
Лицо Райнера в тот момент он помнил до сих пор. Ту кривую улыбку. То выражение отрешённости, будто бы он хотел кричать от бессилия, но сдерживал слёзы изо всех сил.
Сион сказал Райнеру, что убьёт его.
Но, тем не менее, он всё равно зовёт Сиона лучшим другом.
Сион сказал Райнеру, что предал его.
Но, тем не менее, он заявил: «Я никогда не отвернусь от тебя! Ты плачешь, и пока я не помогу тебе, я не погибну. Я спасу тебя! И мне все равно, что происходит с миром вокруг!».
«Я сказал, что всё кончено. Я сказал, что собираюсь предать тебя. А ты сделал серьёзное лицо, забыл об опасности и, отчаянно пробираясь ко мне, кричал: «Я не сдамся, я ни за что никогда не сдамся!».
«…пойдём со мной, Сион!»
Слова Райнера звучали в его ушах.
Сион, казалось, вот-вот заплачет, закричит: «Почему всё так? Почему этот мир всегда, всегда так жесток?»
«Несмотря ни на что, Райнер хотел спасти меня. А что я сделал в ответ? Не смог спасти тебя, пытался убить тебя, продал тебя вечной тьме. Продал лучшего друга - и двигался вперёд. Вперёд, вперёд, вперёд… Для того чтобы двигаться вперёд, я предал его так жестоко, как только мог».
И сейчас прямо перед ним послание от Райнера.
«Нет, если бы он не написал… он бы просто не выдержал», - понял Сион. Посланник приблизился, чтобы передать конверт. И Сион взял его.
- Маг-воин, которого захватил Райнер Лют, записал устное сообщение, - сказал мужчина. - Разумеется, я не читал. И никто не читал... Только потому, что солдат сказал… «неважно, что там, лучше будет передать сообщение лично Его Величеству в руки» - это были его слова…
Сион вскрыл конверт, вытащил оттуда исписанный лист бумаги и начал читать, но остановился на середине.
- Можешь идти. Я вызову тебя позже.
- Да, сир.
Посланник склонил голову и вышел из зала. Дождавшись, когда он останется один, Сион сделал глубокий вдох. Чтобы не дать эмоциям захлестнуть себя. Чтобы не стать жертвой собственной слабости и снова не отклониться от своего пути.
Вдох. Выдох.
А затем Сион устремил глаза на письмо.
В нём было написано следующее:

Эх~… в общем… как бы это сказать… ух ты, уже так много? Ещё не начал записывать? Так начинай.
Эх~… ладно. Господину Сиону.
А, «господина» только убери. Да подожди ты! Вот что ты здесь написал, то и перепиши.
Эм… да. Кха-кха.
Хорошо.
Тупому Сиону.
Стыдно говорить формально, да и лениво как-то, поэтому говорю как всегда. Повседневный тон сойдёт?
Эм… то, что я хочу сказать… другими словами… ладно, как получится.
Ты знаешь, как сложно мне это говорить. Я был мертв. Я был мертв, хоть и жил. Я, чудовище, не мог допустить, чтобы кто-нибудь был рядом со мной. Мне нельзя было любить. Поэтому не было смысла в моем существовании. Я всегда думал так, и ты это знаешь; я давно отказался от мира.
Вот почему я словно живой мертвец. Я бессмысленно прожигал свою жизнь, зевал каждый день и думал - лучше бы я умер… хм-м… что это? Что это я говорю? Хотя пускай кажется странным - неважно.
Во всяком случае, то, что я хочу сказать…
Сейчас, сейчас, иными словами…
Я… знаешь, ты спас меня.
Спас меня глубоко в моем сердце.
За это я и благодарен тебе.
Думаю, я хочу возвратить тебе долг.
Я всегда размышлял, каким образом это сделать. Вот почему, хотя я точно и не знаю, в какие неприятности ты втянут, я приду к тебе. Разве я не говорил тебе об этом той дождливой ночью? Я никогда не разочаровался бы в тебе. Я имел в виду это. Я приду, чтобы спасти тебя.
Я должен спасти тебя.
Я даже как-то чувствую себя бодрее.... Для того, чтобы избавиться от предыдущих моих ленивых «я», был рождён новый «я». Я сделаю это… я кричу это твоему замку, кстати. Смеёшься? То есть ты меня слышишь? Да нет, скорее завтра выпадет снег.
Скучные шутки в сторону, прямо сейчас я думаю о том, что вернусь к тебе. Ради этого… Не знаю, сколько сил мне понадобится, но я найду то, что необходимо, и вернусь.
До тех пор готовься и жди меня.
Потому что тогда я заставлю тебя пожалеть о том, что ты не убил меня.
Ты…
Ты решил жить в одном лишь страдании, взваливая на себя всё, делать лицо вечного плаксы, а я всё равно вернусь. Я тебя… заставлю тебя… Я заставлю тебя сказать, что я - самый лучший друг, которого ты когда-либо имел!

Эй, ты… какого чёрта ты записывал всё, даже то, как я прокашливаюсь… Я же сказал тебе - сотри первую часть!
Заткнись! Ты собираешься переписывать всё с начала?
Почему ты записываешь наш разговор? Эй, ты даже мой предыдущий комментарий записал… ну, я же сказал, что уже достаточно… чёрт, до какой же степени ты… быстропишущий… Да какого чёрта-а-а-а?! Я сказал, чтобы ты всё записывал?! А-а, но… кхм, забудь об этом, надоедает, я ведь всё-таки в бегах. Просто доставь это.
Итак, последняя часть.
Эм, твой лучший друг Райнер Лют. Сиону Астолопу… Ты, мусор, как ты смеешь обращаться к Его Величеству «Сион Астолоп»?!
Эй-эй, почему ты вдруг и свои слова начал записывать? Это моё письмо! А ты сейчас расписался в своей тупости… чёрт, как же это бесит… эм, да. Ладно, сойдёт. Давай уже закончим? Всё, конец. Пожалуйста, передай это Сиону. Понял меня?

- ...
Это было концом сообщения.
- …какого чёрта? - только и смог сказать Сион. Он невольно улыбнулся своим словам: чрезмерно глупое содержание письма помогло напряжённому с момента побега Райнера Сиону наконец-то расслабиться.
Взволнованный король успокаивался:
- Идиот…
И стоило ему улыбнуться снова, как на глазах появились слёзы.
- Идиот… Почему… Почему он всегда…
Его голос сдался, не в силах произнести что-либо ещё.
Даже притом, что Сион его предал, Райнер всё ещё мог сказать что-то подобное.
«Я заставлю тебя сказать, что я - самый лучший друг, которого ты когда-либо имел…»
Но Сион всегда думал о нём так.
- Для меня… для меня ты был лучшим другом моего прошлого, Райнер. - Голос Сиона, казалось, ослабел.
Если бы было можно, он немедленно извинился бы. Он немедленно объявил бы, что он - его самый лучший друг. Чтобы с этого момента смеяться вместе, словно идиоты. Чтобы сказать ему, что сегодня ночью они будут работать вместе, а он крикнул бы «перебьёшься!» и сбежал. Гоняться за ним и заставить вернуться к работе… Помогать ему, несмотря на его нытьё… И чтобы время от времени сидеть вместе с ним и Феррис на крыше под ночным небом и есть данго, и болтать о ерунде, и смеяться…
Если бы он мог вернуться к тем дням, он отказался бы от мира. Сион думал об этом, думал отчаянно… Но это были только мысли.
Или только сон - такие вещи могли лишь присниться и примечтаться.
Он, даже глотая слёзы, будет смотреть вперёд - уверенно, не оглядываясь. Он будет двигаться вперёд, а захочет – назад.
Поскольку вот такой он король.
Слёзы прекратились. Он прогнал эмоции с лица, осталась лишь прекрасная лёгкая улыбка.
Лицо непоколебимого, безупречного, совершенного короля-героя.
Сион поднял голову и позвал того самого посыльного.
- Послать за Фроаде. Насчёт Райнера Люта… или вернее…
Он остановился на мгновение, прежде чем продолжить.
- Насчёт беглеца-изменника, - невозмутимо поправился Сион. - Его нужно арестовать во что бы то ни стало.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики