ФЭНДОМ


Свет погас; была глубокая ночь, когда одно из роландских зданий погрузилось в полную темноту. Вдоль коридора нёсся Райнер, и его невероятно прыткие движения вовсе не напоминали его привычную леность…
Тёмные глаза юноши были широко распахнуты: алые пентаграммы пристально вчитывались в заклинания, что возникали прямо перед ним. Из другого конца коридора трое охранников дорисовывали новые магические круги – вот, дорисован один из них… Его хозяин-охранник, похоже, более опытный, чем остальные, метнул Куури, от которого Райнер смог уклониться.
- У-увернуться от Куури на таком расстоянии… - опешил мужчина.
Вновь выслушав что-то вроде «ты монстр!» (ну да он уже привык к этому), Райнер пустился бежать:
- Сам виноват, мазила…
А вот и ещё один охранник, не успели прозвучать эти слова, завершил свой волшебный круг – Куренаи на этот раз. Но Райнер был много быстрее, и у него уже были припасено ответное заклинание, которое он прямо на бегу начертал тускло светящимися символами. Едва противник стал вещать: «Призываю чистый огонь… КУРЕ…», как Райнер перебил его:
- Призываю водяное облако… МИСУМИ!
В центре надписи Райнера вмиг сформировались завихрения воды, и в следующую секунду во врага ударили тугие струи. Охранник, начисто забывший о Куренаи, смог булькнуть лишь что-то вроде «что за чёрт!» Он и его товарищ с Куури были сбиты целой волной и врезались в стену, а там уж – отправились в обморок. Райнер, конечно, не планировал их убивать, только ноги-руки кто-то из них попереломал наверняка... В другие дни обошлось бы совсем без увечий, но сегодня Райнер таких подарков решил не раздавать. Нужно было одним ударом обезвредить их, чтобы охрана не успела вызвать подкрепление, долженствующее охранять это место.
Райнер осматривался кругом: пусть было темно, но он мог разглядеть чёрную каменную кладку, с помощью которой воздвигнули стены здания, по виду больше всего напоминавшего тюрьму. На самом деле, это был один из корпусов центра роландской разведки, он охранялся не так сильно, как остальные – и всё же парень был в самом сердце вражеского стана. Явись сюда подкрепление – и Райнер снова стал бы убийцей. Посему он усилил мощь своего волшебства, но…
Маг посмотрел в сторону оставшегося охранника.
- Я зашёл слишком далеко? Но я очень старался не набедокурить, - сказал он с неловкостью.. – Прости…
Он бежал прямо к охраннику, расстояние между ними стремительно сокращалось. Мужчина, спеша позвать на помощь товарищей, рванул от Райнера в противоположную сторону.
- Я не позволю тебе уйти~. – Если бы кто-то, кто хорошо знал Райнера, видел его сейчас, то удивился бы: почему он двигается так быстро, а не еле-еле ползком, как черепаха?..
Понимая, что делать уже нечего, охранник взвизгнул и стремительно вынул нож из-за пояса. Затем, развернувшись, метнул нож в Райнера…
- Хей! – Пальцы юноши схватили нож ещё на подлёте и тут же сунули в собственный пояс. – Спасибо, конечно…
Отчаяние почудилось в лице охранника:
- …чт-что за чертовщина… Что за наглец… Что тебе нужно, чудище, во Втором Разведывательном Центре?! О, дьявол…
В панике он обратил на преследователя светящийся магический круг…
- Слишком медленно. – Догнавший его Райнер коснулся пальцем круга и вмиг изменил его структуру на что-то опрометчивое, что мелькало в мыслях. И, дописав два-три символа, произнёс: - Призываю… эм… какой-нибудь… пусть будет дым… КЕМУРИ!
Откуда ни возьмись появилось дымное облако, тут же ослепившее охранника.
- Я… я ничего не вижу!! – перепугался он.
- Блин, ну ни зги ж не видно… - Полный провал – Райнер тоже брёл вслепую, пытаясь нашарить охранника.
- К… кто-нибудь!.. – закричал мужчина.
- Прошу, молчи!
Райнер напал со спины, схватив его за горло, и полу-придушенный охранник потерял сознание. Бесчувственный, он осел на землю – сражение закончилось.
- Это я не подумал. – Стоя в сплошном тумане, Райнер смотрел Альфа Стигмой по сторонам и отыскивал остатки заклинания. – А теперь ещё эту муть рассеивать надо…
Вновь его рука стала писать по воздуху: светящийся магический символ обратился в соответствующий рассеивающий круг.
- Призываю… ну и как мне теперь обозвать-то, чтобы круто звучало?.. ладно, призываю, эх, рассеивающее облако… КИ… КИЕРО!
Ну, а чего вы ждали от человека, который ничего не смыслит ни в языках, ни в искусстве?
- Хм-хм-хм… Бред какой-то, - громко вздохнул он. Предположительно, произнесённое вслух заклинание используется как раз для того, чтобы высвободить мощную магию, но, с другой стороны, этот эффект ещё изучался на магической арене учёными-академиками…
- Но я-то никакой не учёный, так что – и так сойдёт. М?
Разумеется, никто ему не ответил.
Клубы дыма всосало магией, которую создал Райнер, и коридор на шестом этаже Второго Разведывательного Центра, принадлежащего роландской армии, приобрёл прежний вид: тёмные стены и никакого освещения, кроме лунного света, что пробивался сюда сквозь окно. Ему хотелось побывать в Первом Разведывательном Центре, но тот был под усиленной охраной и потому абсолютно неприступен, так что маршрут пришлось переиграть. Во всяком случае, Первый Центр кишел теми полупрозрачными мутантами – обыкновенная охрана, помнил он, якобы была уволена из армии, когда Сион взошёл на престол.
Умирать Райнеру не хотелось, а в случае попытки проникновения в Первый Центр это было бы неизбежно, потому и пришлось штурмовать Второй. Хотя и тут охрана была не лыком шита…
Взгляд на охранника у его ног.
Для того, чтобы добраться до этого этажа, Райнеру пришлось бесшумно заткнуть десятков пять таких охранников и ещё с десяток сотрудников – невероятно сложная работа, занявшая почти четыре часа. С одиннадцати вечера и до трёх часов ночи он только и делал, что терпеливо сидел в засадах, чтобы вырубить двух-трёх человек зараз.
- Эх~ Проклятие, как же я устал… - зевнул Райнер. Зачистка пятого и шестого этажа заняла столько же времени, сколько и зачистка первых четырёх, и это он ещё поторапливался, чтобы закончить всё к утру.
Но наконец-то путь был чист. Теперь, когда ему никто не может помешать, он может рыскать здесь сколько влезет, чему Райнер был очень рад. Только праздновать победу было некогда.
- Уа-а-а~ Настоящие проблемы только начинаются, однако…
Собрав все силы, которые остались, он поплёлся в одну из комнат. Там на столе лежала гора документов. Он протянул руку и взял несколько из них и, так же быстро, как и бегал, начал листать страницы.
- Ой… Неужели это те самые идиотские указы, которые идиотский Сион каждый день на меня скидывал?
Вновь он начал думать о Сионе и вспомнил, как тот заставлял его пахать весь прошлый год.
- …когда в следующий раз его увижу – точно стукну. «Ты хоть знаешь, как мне хочется тебе врезать?» - вот что он от меня услышит… - бормотал он, продолжая просматривать документы.
Оказалось, что в этой комнате не было ничего полезного, и он направился в соседнюю. Потом, разнюхав всё и там, – в соседнюю соседней… Большую часть нужной информации, в общем-то, он уже разведал: весь сегодняшний день он носился по Роланду словно загнанный. Утром, когда он беседовал кое с кем в городе, его обнаружили солдаты, – пришлось сделать ноги; в полдень – влез в пару дворянских поместий и добыл немного информации о том, в каком направлении Роланд намерен дальше двигаться. Ну и пару туго набитых кошелей прихватил. Затем он с лёгкостью одолел нескольких преследователей, скрылся от них, а потом, когда всё улеглось, вышел в город ещё раз, чтобы прошвырнуться по тавернам да разным тёмным улочкам и другим злачным местам, где можно было подслушать разные слушки.
Стало быть, ситуация, создавшаяся в Роланде, была почти ясна.
Во-первых, наиболее заметные дворяне были устранены из политики, на их власть и силу надели кандалы. Народ был только рад: это всё благодаря господину Сиону, королю-герою, говорили в городе. Господин Сион – союзник нищих и обездоленных…
Во-вторых, в течение прошедшего года Роланд скопил достаточно сил, чтобы решить все проблемы, в результате чего соседние страны признали Роланд как возрастающую угрозу. Якобы они объединяются в некую коалицию против Роланда, но прежде – Роланд сам выступил против них, вторгся в Нельфу. Что и следовало ожидать от надёжи-короля-героя. Райнер и об этом хорошо знал, тем более что он самолично вес прошлый год вносил некоторый вклад в усиление Роланда. Только он не знал, что больше всего средств из бюджета вложили в армию – Сион никогда не разговаривал с Райнером об этом. Теперь же Райнер не мог переварить эту новость, однако же – ну разве мог он знать или повлиять хоть как-то?
Ну а в-третьих – даже в условиях военного времени, страна процветала. Всё логично: территории страны увеличиваются – люди процветают.
Райнер сомневался в этом. Неужели можно жить с тем, что построил своё счастье на трупах других людей? Сион не мог об этом не задумываться; даже сейчас Райнер по-прежнему сомневался, есть ли необходимость в том, чтобы укрепить военный Роланд? Да, в Северном Менолисе есть такая опасность, как империя Гастарк, вооружённая Реликвиями героев, - она уде начала продвижение на юг, прежде завоевав своей сокрушительной силой империю Стоул. И, полные опасений, три крупнейшие державы Центрального Менолиса начали наращивать свою военную мощь. Каждая из них видит только войну. Видит только посягающих на территории соседей.
Мировая война происходит прямо сейчас, и в истории континента наступит большой перелом…
Но даже если и так, дело не только в Севере. Почему бы Сиону не забыть о войне, не перестать взращивать армию, чтобы подчинить Юг, почему бы ему не прибегнуть к переговорам и дипломатии, чтобы объединиться с другими странами? Для любого другого это было бы невозможно – для любого другого, но только не для этого глупого короля. Райнер считал, что у Сиона хватило бы способностей без борьбы сколотить оппозицию Гастарку или другим сильнейшим державам. И времени хватило бы. Однако Сион…
- И откуда он только такой нетерпеливый?.. – переворачивал Райнер страницы.
Это верно, Сион был нетерпелив. Очень нетерпелив.
Ему не терпелось двигаться вперёд, взвалив всё на себя и не посоветовавшись с лучшим другом.
Но почему так? Зачем ему вообще нужно драться со своими союзниками? Резня была необходимой, чтобы сделать другие страны легкодоступными, ведь Сион хотел завоевать не только Нельфу, но и Руну, Касслу, да и весь Южный Менолис. А возможно, его амбиции распространялись и на Центр, и на Север тоже.
Только зачем?
Неужели это сделает его счастливым?
Приобретя что-то, затем он будет стремиться к чему-то лучшему? К чему-то большему и намного лучшему…
- Дурак - вот он кто.
«Он не такой человек».
Райнер знал это чуть ли не лучше всех остальных.
«Когда мы впервые встретились, он был похож на слабое насекомое: очень боялся кого-то оскорбить и задеть своих товарищей… И брал на себя всю ответственность, если что-то случалось, будто сам виноват. Вот почему он хотел стать королём – для того, чтобы защитить людей, своих товарищей и простолюдинов. А вовсе не затем, чтобы потакать своим желаниям».
Всегда…
Они были ещё студентами, когда впервые узнали друг друга. И Райнер помнил, что Сион сказал на поле битвы – там, где были убиты их товарищи, где Кифар предала Роланд, где Райнер взбесился из-за Альфа Стигмы… Сион не сделал ничего плохого, но в его лице читался упрёк себе, когда он сказал:

«Взять вас в свою команду было моей ошибкой. Тайл, Тони и Файла… это я виноват, что они умерли. И война не началась бы, если бы я уже стал королём…»

«Это человек, который ненавидит войну. Он ненавидит, когда губят невинные жизни. Только сейчас, тем не менее, он с нетерпением убивает людей. В чём причина?»
- Почему же ты… Почему же Сион так торопится…
- Какое совпадение. Мне это тоже интересно, - внезапно услышал Райнер. Удивлённо он поднял глаза и в полной темноте смог увидеть в пустой до этого комнате (по крайней мере, так ему казалось) человеческую фигуру. Кто-то сидел спиной к нему на столе у окна и держал в руках пачку документов. Всего в пяти шагах от Райнера находился этот стол, но всё это время он никого не замечал…
Дело дрянь.
Это означает лишь одно: человек рядом с ним наделён невероятной силой. Он прокрался в комнату, а Райнер даже не заметил. Или… подождите-ка, а не был ли он здесь с самого начала?
- Так ты был здесь всё это время? – Райнер взглянул человеку в спину.
- Был, - просто ответил тот.
Этот голос принадлежал одному из тех знакомых Райнера, кто вечно тревожил его. Он знал человека, чью спину сейчас разглядывал: давно седые волосы, несмотря на молодость, зрелое и доброе лицо, интеллигентный голос.
- Люк?
Человек обернулся. На спокойном лице плавала ухмылка; он был немного выше, чем Райнер, и на стройном теле его красовалась роландская военная форма.
Так он и знал – это Люк Стоккарт. Подчинённый Милк Каллауд, подруги детства Райнера. И, хотя это его лицо с легкомысленной улыбкой больше подходило преподавателю младшей школы или надзирателю в детском саду, ему не составило труда остаться незамеченным в этой маленькой, тесной комнате, и уж его-то Райнер не мог не воспринимать всерьёз. Тело его напряглось – он был готов к бою.
- Значит, ищешь здесь что-то?
- Ни в коем случае, - улыбнулся Люк. – На самом деле я здесь тебя ждал.
- Как ты узнал, что я…
- Ха-ха… Это легко. С твоими теперешними силами ты не пойдёшь в замок, чтобы задать Сиону свои вопросы напрямую. Возможно, ты бы и смог преодолеть заслон в Первом Разведывательном Центре, но коли собираешься бежать в другие страны, то не рискнёшь получить ранение. Поэтому и туда ты не пойдёшь. Конечно, ты всегда сможешь разузнать обо всём после того, как окажешься в Нельфе… но для того, чтобы сделать это, тебе нужно изучить, что происходит между Роландом и Нельфой, и вот, ты явился сюда, чтобы узнать это… наверняка, ты за этими документами пришёл…

Z c129df01.jpg
Тут же Люк протянул ему ворох бумаги, который держал в руке.

- А, вот эти документы я отобрал специально для тебя, - мягко улыбнулся он.
- Другими словами, ты знал, что я собираюсь пробраться сюда? – Райнер, напротив, нахмурился.
- Верно.
- И решил убить меня?
- Я пока ещё думаю.
Кинув на задумчивого Люка колкий взгляд, Райнер произнёс:
- Но ты не забыл накидать в этой комнате ловушек, которыми ты так гордишься?
И он посмотрел вокруг. Всё же самое неприятное в этом парне – это его талант создания ловушек. Ни магии, ни умения двигаться, ни боевой доблести – пусть он и выше уровнем обычного солдата, но Райнеру Люк не ровня. И всё же Райнер не чувствовал себя заведомо победителем. Он тонул в ощущении, что в сражении все его действия будут просчитываться этим человеком. «Словно я его марионетка…» Пока что Райнер не замечал ловушек. Но Люк рассмеялся и подтвердил:
- Ещё когда ты дрался на первом этаже, я закладывал здесь все свои ловушки и потратил на это два часа.
Как он и думал, это место нашпиговано капканами, и Райнер никогда не смог бы их найти. Роковая ошибка. Похоже, исход вероятного сражения заранее решён. «Однако, а если всё это блеф? В этом он тоже специалист». Тогда получается, что настоящими ловушками здесь и не пахнет, но его слова – сами по себе ловушка, которая призвана удержать Райнера от побега?
Юноша лихорадочно бегал взглядом по тёмной комнате, пытаясь углядеть хоть одну западню.
- Например, где-то вот тут, справа… - Люк указал на угол рядом с ним, - ловушка, из которой выскакивает нож.
Вмиг за его спиной раздалось «бздынь!», и Райнер молниеносно оглянулся.
Снова ошибка! «Бздынь» - это была резиновая лента, которую натянул и направил на полку с документами Люк. Райнер отвлёкся на это, и Люк мог сделать свой ход. Нож, нацеленный прямо в голову магу, свистнул в воздухе…
- Ожидаемо. – Райнер ухмыльнулся и отшатнулся назад: нож чиркнул мимо.
- Ах, ты смог уклониться… - удивился Люк.
- Ха! Не в первый раз я попадаю в твои капканы…
Но это был ещё не конец; Люк ткнул пальцем слева от него:
- Настоящая ловушка – там.
- Пытаешься снова меня одурачить?..
Бэнг! – послышалось с левой стороны.
- А?! – вскрикнул Райнер: этот звук произвела явно не резинка.
«Но что тогда? Хотя если я поверну голову – рискую действительно попасть под ножик Люка. Откуда же было это «бэнг»? Это же было «бэнг»? А не «бздынь»? «Бэнг» - это вам уже не шуточки…»
- А-а-а-а-а-а-а-ах, вот засада!
Мысли в его голове словно играли в перетягивание каната, и Райнер, не в силах больше этого выдержать, обратил свой взор в сторону звука. И как только он это сделал, то увидел, как плюшевый мишка падает с полки на пол. И…
И всё.
- И только?! – взвизгнул Райнер.
- О чём ты? Тебе не нравится? – улыбнулся Люк.
- Что?!
- Я про мишку, разумеется. Симпатичный, не правда ли?
- Нифига не симпатичный!!
- Вот как? Я купил его в подарок капитану Милк… Продавец в магазине игрушек меня уверял, что это – самый симпатичный и самый популярный…
- Да какая разница, а-а-а?! А-а-а-аргх… да что тебе нужно от меня?
Почему-то сегодня Люк не хотел всерьёз драться с Райнером. Блеф Люка, его лукавство… Лицо Райнера устало расслабилось.
- Ненавижу с тобой сражаться. Всякий раз вскипают мозги и сердце чуть ли не прихватывает…
- То же самое и со мной. Я уступаю тебе практически во всём, поэтому любая ошибка может стоить мне жизни. Но я не ошибаюсь.
- Такому мерзавцу, как ты, не очень-то идёт твоё лицо.
- Потому что капитан Милк - единственный человек, о котором я забочусь, - рассмеялся Люк.
- Серьёзно?
- Серьёзно.
Глядя на довольную улыбку Люка, Райнер вздохнул. Он считал, что с этим человеком сложно общаться. Когда он видел это всезнающие глаза, от которых, казалось, ничто не могло укрыться, то чувствовал, что любое слово выставит его дураком.
- Итак, у тебя ко мне какое-то дело? – Райнер поднял голову. – Ты здесь для того, чтобы повидаться со мной, не так ли?
- Точно, - признал Люк. – Я пришёл сюда повидаться с изменником Райнером Лютом.
- Ого. Значит, я теперь изменник?
- Да.
- Хотя страну не предавал?
- Ты предатель независимо от того, предавал или не предавал, - пожал плечами Люк Стоккарт. – Наверняка, в этой стране ты не раз слышал об этом?
А маг отвёл от Люка глаза, вперившись взглядом в плюшевого мишку на полу. Это – сувенир для Милк? Милк…
Милк Каллауд.
Подруга детства, которая, как и Райнер, попала в то ужасное место, где изо дня в день проводились эксперименты над людьми и где нет ничего, кроме тренировок и ежедневных мук – Специальный научный комплекс №307. Тот Роланд, каким помнил его Лют, был по-настоящему жуткий. Вообще, до того, как Сион стал править, это была страшная страна – один каприз аристократа мог стереть целую деревню с лица земли, а уж по ошибке прослыть изменником было легче лёгкого.
Но теперь-то не так.
- Бывало. – Райнер вновь поднял взгляд. – Но не при Сионе.
Люк кивнул:
- Да, эта страна изменилась, совершила большой скачок. И она и дальше будет двигаться вперёд.
Так и есть: Роланд движется вперёд. Его не остановить. Вот только…
- Но куда вперёд? На что нацелен Роланд?
- Он идёт к свету, - улыбнулся Люк Стоккарт.
- Но что если этот свет – не свет?
- Король-герой не может ошибаться.
- Ой, да неужели? Иногда Сион такой балбес! Однажды, снова отпахав всю ночь, он заблудился, пока искал туалет!
- Ах-ха-ха-ха!.. Что, правда?
Конечно, правда, и было это совсем недавно. Всего с месяц назад, когда эта страна была ему знакома.
Сколько же всего изменилось за этот месяц…
Как же так?
- Чего, в конце концов, добивается Сион? Зачем ему такая сила? Почему он так спешит продвинуться на север?
Должна же быть причина! Должны были быть ответы на все эти вопросы. Мировая война, Гастарк, беспорядки в соседских странах, да что угодно – должна быть причина. И почему только Сион, который не выносил кровопролития и смерти своих товарищей, человек, который даже своим противникам старался не причинить вреда, делает всё это?
- Даже если всё не просто так… он слишком торопится, ты не думаешь?
Лицо Люка выразило сомнения:
- Именно это я и стараюсь разузнать.
- Неужели и ваш отряд преследования ничего не знает?
- Только если в общих чертах. Но многое скрывают и от нас. У Его Величества свои секреты. Да и потом, я знаю его давно: Сион всегда любил держать всё в себе, и ничего с ним не поделаешь…
Люк упомянул какие-то секреты? «Что ж, вполне возможно», - подумал Райнер. Когда они дрались в ту ночь, Сион перевоплотился во что-то странное - вот что влияет на него. И заточение Райнера, и спешка – Райнер подозревал, что всё это связано с тем, что живёт в Сионе Астале. Но что это, чёрт возьми? Не шерстить же всю страну в поисках ответа? Но может, Люк уже что-то…
- Нет, - быстро покачал головой тот. – Но моего начальника… ах, я и забыл, вы же знакомы… Рахеля Миллера недавно вызвал к себе Сион, так что, возможно, будет информация.
- А, вот как. Значит, Сион раскроет ему парочку своих секретов?
- Не смею предполагать, вызвали-то не меня. Однако всё это неважно: если Сион что-то делает, то у него всегда есть веская причина.
Он явно верил в то, что говорил. Он верил, что король-герой – святой.
- А если всё же Сион неправ?
Но Люк покачал головой:
- Разве я не сказал? Король-герой никогда не ошибается.
- А разве я не говорил, что он бывает тем ещё кретином? Он ошибался и не раз.
- Нет.
- Да! Но… возможно, он был обманут кем-то.
«Тем, что внутри него, - размышлял Райнер, - или тем уродом, который то появляется, то исчезает, но всегда находится при нём – Люсилем».
Лёгкий вздох; ведь он был прав? Сиона могли обмануть и затем использовать. Кто-то… или что-то связанное с той странной легендой о Реликвиях героев, Боге, Демоне и тому подобном. Почему бы его и не использовать? Всё ещё раздумывая, Райнер пристально взглянул на Люка:
- Он вовсе не такой, каким вы его представляете. Он – недотёпа, который всё тащит на себе. Король-герой никогда не ошибается? Глупости. Он сожалеет о каждом своём промахе. Король-герой тоже человек, а люди – ошиба...
- Я знаю об этом не лучше твоего, - перебил его сержант.
- Да ну?
- Я знаю. Даже Сион… мы признаём, что ему свойственно ошибаться. Но ведь всё это неважно… Всё, что услышит Миллер от Сиона, не будет сразу принято на веру. И... – На полуслове Люк замолкнул и вновь уселся на столешницу. – И с самого начала мы не верили своей стране и своему королю-герою…
- Тогда почему же вы работаете на него? – Райнер хмурился.
- Потому что Сион – замечательный король, не правда ли? Трудно найти человека достойнее него. В тот день, когда был коронован Сион Астал, Роланд был благословлён богами.
- Но ведь…
- Но признавать Сиона замечательным королём и доверять ему полностью – это разные вещи. Мы постоянно задаёмся вопросом, правильно ли поступает молодой король, но всё равно служим ему. Всё что он делает, он делает для нас, он делает для людей. Подчинённым короля-героя дарована свобода действий, но чтобы пользоваться ею… - Люк взмахнул документами, - нам нужна точная информация. Не та, которую Сион нам сообщает, и не субъективное мнение. Мы добываем информацию откуда только можно и собираем воедино факты…
Ох, похоже, я взялся тебя учить? – вдруг смутился Люк. – Но, поскольку ты вот-вот исчезнешь из страны… ты должен меня услышать… За тем я и пришёл.
Взгляд Райнера был колюч.
«Так вот как всё на самом деле… Этот парень ничему не верит». Ни людям вокруг, ни родной стране, ни миру, и даже слова Сиона подлежат сомнению. Так вот зачем отряд решил позволить Райнеру бежать – он станет ещё одним источником информации для них… Но юноша, беседуя с Люком, думал не только об этом.
- Даже Сиона можно обмануть… так значит, он действует неверно?
«Он к этой мысли меня всё время подводил? - терзался Райнер. – Что нельзя верить никому?»
- Да что ж такое… зачем я тебе вообще сдался? – простонал Райнер.
- Ты мне не нужен. Живи так, как хочется, - пожал плечами озадаченный Люк.
- Не беси меня.
- И в мыслях не было. У меня даже… есть на тебя надежда… Ты можешь удержать Сиона от совершения страшной, непоправимой беды. Ты собираешься в путешествие, чтобы набраться сил и спасти Сиона… это отлично. Это просто прекрасно. Конечно, твои планы могут пойти прахом… Но если тебе удастся заполучить мощь – армию, страну, мощь на уровне Роланда, - и если на тот момент ты всё ещё будешь считать Сиона своим другом… Сейчас, когда великая война ломает континент, так нелегко найти надёжного человека, верно? Если Сион сойдёт с ума и обратится жестокосердным тираном… нам нужен кто-нибудь, способный устранить его… если этого не сможем сделать мы сами.
Он сказал это так просто…
Люк качал головой: пусть Райнер ничего и не ответил, но мысли юноши были вполне понятны.
- Нет, всё не так. Если мы поднимем руку на Сиона, то погибнем сами. Мы не сможем одолеть чудовище, Люсиля. Поэтому… нам нужно кое-что.
Он сказал это так, как будто действительно мог видеть всё насквозь.
- …вам нужно другое чудовище, не так ли? – выдохнул Райнер, а Люк всё ухмылялся.
- Хах… Ещё ребёнком я часто повторял это. Разве ты – не то же самое, что и он?
Райнер Лют молчал.
- Довольно разговоров. Оставим эту тему и все другие тоже. Наверное, я слишком много выболтал… Вот, возьми.
В ладони Райнеру легла пачка исписанной бумаги.
- Эти документы прояснят для тебя отношения Роланда и Нельфы. Честно говоря, я лгал, когда сказал, что сам собрал эти бумаги – мой подчинённый, Лир Ринкал, всю ночь трудился, подшивая их… Всё ради тебя. Он отлично поработал, тебе будет просто во всём разобраться.
Владелец Альфа Стигмы пробежал глазами название на титульном листе.

Доклад для Райнера, великого путешественника

- ...хах. Очень смешно.
- Мы вовсе не смеёмся над тобой! – замахал руками Люк. – И не посмели бы… потому что мы опасаемся твоей силы. Крайне неразумно позволить такому, как ты, бежать из страны… Но мы решили отпустить тебя. И знаешь, почему?
«Чего там знать-то?»
- Боитесь, что Сион станет куда страшнее меня? Ведь если это произойдёт, то я буду единственным, кто сможет с ним справиться. Я – ваш щит против Сиона, вы управляете мной.
- Наоборот, совсем наоборот. Мы тебя отпускаем, чтобы был шанс спасти Сиона. Если предположить, что Его Величество был введён в заблуждение и теперь им кто-то управляет, то единственный выход для нас – убить его. Но ты – другое дело, не так ли? Ты будешь держаться до конца. Ты будешь пытаться привести Сиона в чувство – сколько бы друзей не потерял и сколько бы боли не снёс. Потому что ты его друг… лучший друг, и в тот дождливый вечер… Ты всё ещё пытался…
И с этими словами Люк оставил Райнера одного в комнате.
В руках мага были документы, которые он искал – подробное изложение ситуации между Роландом и Нельфой. Перевернув титульный лист, он принялся читать.
«Когда я всё это прочту… чего там хотел от меня Люк? – Тут он задумался и покачал головой. – Нет. Чего я от себя хочу? На что я способен? Люк этого не знает, как не знал и Сион. Что я могу сделать для него… нет, не только для него, но и для мира?»
Ему вспомнились предсмертные слова одного паренька с «проклятыми глазами» - слова юного Лафлы.

«Печальные владельцы «божественных глаз», которые потеряли веру в людей… Прошу, спасите их всех».

Он сказал это и умер. Но – на умирающем тоскующем лице была улыбка… Райнер когда-то улыбался так же безропотно от невыразимой обиды и грусти, потому что родился с этими «проклятыми глазами».

«Вы такой добрый, такой мягкий человек…»

Он говорил глупости. Райнер был не таким уж добрым и мягким.

«Поэтому… вы обязательно выполните обещанное. Я так счастлив был встретить вас…»

И он никак не мог сдержать обещание.
Лафла сказал это и умер.
Райнер честно пытался сделать то, что никогда и ни для кого не делал - выполнить то, что пообещал, приложить все усилия, стараться изменить Роланд к лучшему…
Но он никого не спас. Никого не смог защитить и не сможет.
Лафлу, Пуэку, Тиа, Кифар, Милк, Феррис, Тайла, Тони, Файлу, Аруа, Сиона…
И прежде всего прочего – он не сможет спасти себя. Потому что недостаточно старается, потому что надеялся, что всё будет получаться, если он скинет своё бремя на Сиона. Чтобы обезопасить себя. Чтобы ранить себя. Чтобы закалить себя.
Но теперь он должен взять на себя всю ответственность. Не потому что виноват перед кем-то, и не ради того, чтобы выслужиться. Теперь ему нужно думать лишь о том, чего он хочет добиться и что для этого нужно.
- Я хочу спасти Сиона.
Но это ещё не всё.
- Люди… Все, кого я встречу… Я хочу спасти их.
Но и это ещё не всё...
- Люди, носители «проклятых глаз», взрослые, дети, мужчины, женщины, королевства и мир… всё и вся…
Всех их; он хотел спасти всё, что знает. Это были его мысли и это были его мечты. Наверняка, не он один думал о том, чтобы приносить счастье одним и не делать больно остальным. Такая вот мечта… Райнер не раз приносил боль людям, из-за него многие страдали, но всё-таки… С Сионом всё будет по-другому.
Он всегда бежал от проблем и потому терял что-нибудь важное для него. Но на сей раз он хотел лишь двигаться вперёд и не убегать. Несмотря на любые трудности, и неважно, сколько ещё он потеряет…
Он хотел поверить в себя. Потому что желал спасти кого-то… Спасти Сиона и спасти мир. Спасти людей, которые верят в него, чудовище, чьё существование приносит столько боли…
Ему нужно хотя бы немного веры в себя.
И, листая оставленные Люком документы, он вспомнил одну вещицу, что он сам написал ещё до того, как Сион стал королём. Вещица – доклад; Райнер трудился над ним в течение двух лет, которые провёл в темнице вместо Кифар. Об этом докладе он уже почти позабыл… И начинался доклад так:

Люди не любят умирать. И убивать не любят тоже. Они не любят заставлять плакать других и сами не любят плакать. Что чувствуешь, когда не можешь выбрать между двумя жизнями?
А что, когда умирает семья? Или когда умирает любимая?
Никто не хочет, чтобы это произошло. Пока что мир смеётся и требует таких страданий.
У меня никогда не было сильного желания всё изменить. Но без перемен будет грустно. Я не хочу больше ничего терять... Хреново, но, похоже, пора двигаться вперёд. Я не хотел оглядываться, но, видимо, придётся бросить взгляд назад и поразмыслить над своим прошлым, чтобы достичь мира, в котором никто ничего не будет терять. Того, что не будет заставлять плакать детей или Кифар. Где Тайл, Тони, Файла не умрут. Где Сиону не придётся мучиться.
Мир, где все смогут улыбаться... и спать, когда им того захочется.
Райнер Лют

«Я только мечтал, - подумал он. Это был ужасный доклад, потому что Райнер ничего не сделал. Лафла и Пуэка – мертвы, а Сион одиноко плакал. – Я ничего не сделал, чтобы этого не случилось Но сейчас всё иначе».
Ещё не слишком поздно. Однако, предстояло потрудиться.
Чтобы снова не потерять то, что дорого ему. Чтобы не плакали его дорогие друзья и товарищи, родные и близкие.
- Я должен уехать отсюда. – Райнер выпрямился. Много чего ему предстоит сделать... Нет. Много чего он хотел сделать. Поэтому, думал Райнер, время покинуть эту страну и стать сильнее.
- А, ну-ну, ну-ну, – вновь появился словно бы из ниоткуда Люк.
- Чё-ё-ё-ё?! А? Как! Я думал, ты уже ушёл!
Взгляд Люка Стоккарта был извиняющимся:
- О, нет, прости. Я просто хотел ещё немного за тобой понаблюдать…
- Сделал из меня крети-и-и-ина!! – заорал Райнер так громко, как ещё не орал сегодня.
«Э… Э! Он меня слышал? Так, что я говорил? Что-нибудь неприличное говорил?.. Стоп-стоп, я… я говорил о спасении Сиона… и о том, что хочу спасти мир, не-е-е-ет… Одна мысль уже вгоняет в краску… я не хочу об этом думать… нет, не хочу… Как же стыдно!!!»
- Никогда не думал, что наш Райнер – такой порывистый и страстный… - Люк сиял.
- Рот закрой!!!
- Да я же хвалю тебя, ты не должен стесняться…
- Пожалуйста, прошу тебя, заткнись! Пожа-а-а-а-алуйста!
- Неужели ты настолько смущён?..
- …э? Конечно, я…
- Ну, тогда мне, наверное, следует прекратить…
- Честно?
- Конечно…
Райнер испытал чувство облегчения. Как же здорово, раздумывал он, что Люк Стоккарт обычно крепко держит язык за зубами, не то что Сион или гадкая Феррис… он хоть немного понимающий…
- Но… но я ничего не могу с собой поделать… Мне так интересно…
- Ты подлый га-а-а-а-ад!! – чуть было не заревел Райнер.
Люк рассмеялся:
- А теперь поговорим о самом важном.
- О важном?
- Именно. Видишь ли, я кое-что забыл упомянуть…
- Что?
- Ты ведь намерен пересечь нельфо-роландскую границу через пост в Сенеле?
Райнер не ответил – он действительно думал об этом маршруте. Сенельский пост был слишком узок для перебрасывания через него больших армий и, что самое главное, роландских отрядов не будет поблизости – все были заняты в нельфийских боях.
- Там засада, - сообщил Люк, тем не менее. Райнер этого ожидал, конечно, но…
- Настолько неприступно? Что, даже мы с Феррис не сможем пробиться?
- Может, у вас и получилось бы… - Люк склонил голову набок. – Но в таком случае сражение будет жёстким. На твоём месте я бы этим путём не шёл.
- Вот, значит, как?
- У вас ничего не выйдет.
- Блин, это обидно… И что же теперь делать, м? – Райнер стал припоминать карту: в стороне от Сенеля было ещё два пути, но по одному из них как раз и направляют войска Роланда. Значит…
- То же и с Файтом, - произнёс Люк.
- Засада?
- Ещё какая.
- Сион что, издевается?
- Я не уверен, что отряды засели у постов по приказу Его Величества.
- А по чьему же ещё?
- Кто знает? Я и предположить не могу, кто сейчас руководит миссией по поимке беглых изменников…
- Занимайся-ка ты своим делом, - недовольно взглянул на него Райнер.
- Ха-ха… Не всё же мне тебе потакать, - смеялся Люк. – Но если вы с ней не сможете преодолеть такие серьёзные заслоны…
Он не договорил, но Райнер всё понял и так. Если Райнер не сможет пробиться, значит, он ничем не лучше Люка.
Отныне его преследуют все силы империи Роланд в лице короля-героя, а это – основная сила Южного Менолиса, на минуточку. Если Райнер не сможет…
Владелец «проклятых глаз» пытался расколоть ситуацию. Пограничные посты – это же ещё не всё, всегда можно пойти пустынными путями через горы. Хотя это так заморочно… И займёт гораздо больше времени. Пусть даже несколько дней разницы – погоня может настичь их, так что чем раньше они прибудут в Нельфу, тем лучше.
- Чтобы знать, можно ли прорваться через посты, мне надо увидеть заслоны своими глазами и… - Райнер осёкся: Люк, кажется, снова ушёл, вот только когда? – Хах, ты где?
Райнер вновь стался один, но на сей раз он не будет таким наивным! Сколько их ещё, желающих подслушать его пафосные речи? Сначала надо удостовериться, что Люк действительно ушёл.
Он открыл дверь и выглянул в коридор: кажется, и впрямь ушёл… Но тут же из-за угла рядом с лестницей показалась голова Люка:
- Нет необходимости меня провожать…
- Я так и знал, ты ещё здесь!
- Хе-хе-хе… Время от времени ты такой доверчивый, вот я и решил тебя успокоить и уйти… Или ты хотел, чтобы я вернулся~?
- Не дождёшься, чёртов придурок! Вали уже отсюда! Пошёл отсюда, я сказал!.. – со всем чувством ответствовал Райнер развеселившемуся Люку.
- Ах-ха-ха, как жестоко! Всё, я ухожу. И не пытайся меня остановить…
Райнер хлопнул дверью, и голос Люка тут же стих. Он услышал шаги спускавшегося по лестнице сержанта, но действительно ли он решил уйти или снова придуривался, Райнер не знал. Но это уже было не так важно…
Юноша уселся на стуле и, как завзятый панк, закинул ноги на стол. Часы, висящие на стене, показывали четыре часа ночи… или утра? Стояло время года, когда солнце не всходило в столь ранний час, потому небо было тёмным. Однако скоро настанет рассвет… и когда наступит утро, они начнут своё путешествие.
Феррис будет ждать его в восемь утра в чайной данго «Асольд» - это чуть севернее улицы, на которой расположился Первый Разведывательный Центр. То есть, через четыре часа… У Райнера был ещё часок на разнюхивание, а потом – пора идти…
Ещё один час.
Через окно он смотрел в ночь. Окно выходило на запад, и замок и улицы перед ним были как на ладони. Эта страна взрастила его… Этот пейзаж был ему ненавистен. И между прочим, он думал: «Сегодня я исчезну и долго ещё не вернусь сюда… А скорее всего – не вернусь вообще». Не исключено, что он больше не увидит этих мест, где выросли Милк и Кифар, Сион и Феррис, его приятели и друзья. Всё совсем иначе сейчас… Всё не так, как было, когда они с Феррис по приказу Сиона ушли на поиски артефактов.
Сегодня Райнер прощался с этой страной. Эти мысли отчего-то печалили его… Здесь он родился, здесь он был запуган, здесь его пытали, презирали и ни во что не ставили; Роланд мог бы стать для него ничем, но… именно здесь он нашёл друзей.
Но в скором времени всё может рассыпаться в прах, и, чтобы предотвратить это, он собирается в путь. В путешествие, чтобы спасти своего лучшего друга.
Удивительно, подумал он. До сих пор у него не было ничего, а теперь его жизнь словно бы озарилась сиянием.
Вот же он, смысл его жизни.
Но, как и прежде, Райнер глядел в окно и грустно улыбался:
- Наверное, я буду тосковать…
Сколько же всего произошло здесь… Сколько плохого и сколько хорошего… Неужели он действительно задумывается об этом? Ведь он всегда помнил, что вот-вот погибнет и завтра никогда не наступит.
Всё совсем иное.
Он грустил, что не мог вернуться в те старые добрые времена. Он мечтал, чтобы те счастливые дни никогда не заканчивались… Почему мы никогда не радуемся драгоценностям, что имеем, пока не потеряем их? Знай он, что ему суждено, он бы сделал намного больше тогда…
«Я бы больше смеялся и больше радовал бы других. Я очень люблю вас, ребята. Вы помогли мне, и теперь я хочу помочь вам… Повернуть бы время вспять и сказать бы вам это… ради такого я бы поборол своё смущение. Если бы я только знал, что всё так получится, я бы обязательно поборол».
Ну и глупости же лезли ему в голову… Но, тем не менее, прошлое закрыто навсегда. Его сожаление не сможет повернуть время вспять.
Но зато он может изменить завтрашний день. Разве это не чудесно, спрашивал он себя? Всякий раз, думая о прошлом, он испытывал ностальгию… И был уверен, что…
- Ты чувствуешь то же самое, не так ли, Сион?..
Ему никто не ответил.
В окне возвышался замок, и казалось, что он холоден и жесток. И ужасно далёк. Замка ему не видать, руки Сиону не протянуть… Нет у него таких сил. Но всё же…
Владелец Альфа Стигмы отвёл глаза от окна и устремил их на те документы, что оставил ему Люк, на его коленях. Перевернув страницу, он решил использовать оставшийся час, чтобы прочесть всё это. Иначе непросто сделать свой ход, когда не знаешь, что творится вокруг. Он всё ещё выбирал между Нельфой и Руной: куда же бежать?
Страница. Страница. Страница, страница…
Молниеносно он пробегал глазами слова.
Всё было гораздо хуже, чем он думал: немощное население действительно попало в мясорубку. Тут Райнер нахмурился – дальнейшие действия Нельфы казались ему странными. Как только нельфийский правитель решил сложить оружие, то тут же он был убит, и всё пришло в смятение. Кроме того, его преемник послал десятитысячное войско на сражение с Роландом, а сам скрылся. Теперь в нельфийском правлении не осталось никого, кто смог бы выбросить белый флаг и спасти Нельфу. Роланд продолжит войну, пока страна окончательно не исчезнет с лица земли.
И вдруг на одной из страниц его озарило…
- Хах?.. Что за… - Райнер застонал. – Люк, каналья ты этакая…
Райнер Лют понял, что сержант пытался заставить его сделать. И хуже было просто некуда: Люк подкинул ему настолько хлопотное дельце, какое только может быть. Вот же, в документах сказано: глупый принц, убивший царя Нельфы и сделавший в итоге ноги, послал десять тысяч человек для борьбы с Роландом… но до роландских войск они попросту не дошли. Появился новый главнокомандующий, кровь от крови мёртвого короля, и увёл всех этих людей. Этого человека, сына дурака принца и его возлюбленной из деревни, способного и популярного в народе парня, убедившего десять тысяч солдат пойти на запад, чтобы не встретиться с Роландом, звали…
- Тоале… - прошептал Райнер.
Тоале Нельфийский. Он знал этого человека… Почти год назад, когда Сион сделал дипломатический визит в столицу Нельфы, Райнер тоже был там, вот тогда они с Тоале и встретились. Несмотря на свою хрупкость, он пытался защитить своих братика и сестрёнку от каких-то уличных хулиганов, а Райнер с Феррис пришли ему на помощь… Тоале – бастард, но всё же в его жилах течёт кровь королевских предков, у него есть большое влияние; он помогал Райнеру в поисках свитков в местной библиотеке… Конечно, они не так уж хорошо знали друг друга, но всё же Тоале приютил напарников и провёл с ними несколько дней. У Тоале есть не только он сам, но ещё и много-много братьев и сестёр. Он походил на человека с хорошей головой и большим будущим и был готов отдать свою жизнь ради родных. И люди Нельфы определённо желали, чтобы Тоале был преемником короля, а не раздолбай принц.
«Тоале действительно очень популярен…» И это привлекало внимание странных «чудовищ». Райнер вспомнил, как силён был тёмный «демон», пришедший убить Тоале.
- Миран Фроаде.
Тогда они встретились в первый раз. Его кольцо призывает зверей-теней, что сметают всё на своём пути. Кольцо – вероятно артефакт, Райнер признал в нём потомка Священного Рыцаря Альфорда Мирана, хотя человек с такой тёмной душой вряд ли мог быть им. Он был демоном до глубины души, он отбирает жизни, и глазом не моргнув.
И он пришёл за жизнью Тоале.
Похоже, он работает на отчаянного тирана и готов устранить всякого, кто может помешать.
- Вот же дьявол во плоти, - посетовал Райнер, вспоминая всё это.
И слова этого дьявола всё ещё жили в самых глубоких тайниках его сознания.

«Вы спросили, что же останется, если убирать все помехи. По моему искреннему убеждению, если я их устраню, останется лишь то, что может мне служить. А если ты, носитель Альфа Стигмы, убьёшь всех человеческих существ – тебе сразу станет легче жить, как и прочим тебе подобным. Разве я не прав? Люди – животные, они не могут жить без вражды. Они воюют ради чести, ради лучшей жизни, ради любимого… И чтобы не умереть. Люди воюют. Создать мир, где все будут жить счастливо, без жертв? Чушь. Пока они не обожгутся... Мир не настолько наивен, как ты полагаешь».

Вот что он вещал: люди убивают, чтобы не быть убитыми. Поразительно верное утверждение… но это не значит, что он примет это. Люди находят помехой других людей – они неприятны друг другу, они хотят им смерти, но в следующий момент между ними может вспыхнуть привязанность. И, когда один умрёт, другой остаётся одиноким. Лишь по одной причине можно устранить препятствие: убивая, ты становишься препятствием самому себе.
Очевидно, этот путь был ложным. И вот вам результат… Слова вояки от великой нации Стоула могут показаться пророческими… Но Стоул уже уничтожен Гастарком. Интересно, что стало с этим демоном?
- Уверен, по нему скучать никто не будет. – Райнер ухмыльнулся и вернулся к прежним размышлениям. Тоале, мишень Фроаде, определённо очень способный юноша. И вот, наконец, как и хотели нельфийцы, у Тоале появилась возможность взойти престол. - Вот только время не самое удачное…
Тоале был не слишком везуч, считал Райнер. Чего добивается Тоале и чем он думает, Райнер и понятия не имел. Он может сдаться Роланду, поставив условием пощаду десяти тысяч своих солдат… Но кто бы пошёл на такие уступки? «Ведь король сейчас – вовсе не Тоале, а его отец». Да и Роланд на Нельфе не остановится: Руна, Кассла и другие государства станут её вассалами. То, как обойдутся с Нельфой, станет примером для соседей, так что ни о какой милости и речи быть не может.
«Роланд задействует все свои силы, чтобы раздавить Нельфу наверняка, и Тоале им не помеха. Тебе, малыш, придётся убить своего тупого отца и только тогда тебя, официального правителя Нельфы, начнут слушать».
Но это слишком безрассудно… Под началом Тоале всего-навсего десять тысяч человек. Раздолбая же защищают шестьдесят восемь тысяч солдат, это почти в семь раз больше… Тоале не сможет победить. Но разве у него есть выбор? Он обязан достучаться до сердец всех этих солдат и доставить голову принца в Роланд, тогда народ Нельфы будет спасён.
- И что же, мне теперь ему помогать? – Скривившись, Райнер рассматривал дверь, в которую вышел Люк. – Хитрый лис…
Люк, конечно же, знал, что Райнер и Тоале – старые знакомые, иначе это был бы не Люк. И он точно предположил, что Райнер станет поддерживать Тоале, как только прочтёт все бумаги.
- Но если мне удастся заполучить мощь - армию, бла-бла-бла… мощь на уровне Роланда и бла-бла… и я всё ещё буду считать Сиона своим другом… Вот бл*.
Он прямо чувствовал, как Люк подталкивал его к Тоале этими словами.
- Гад. Играл мною с самого начала, - протянул Райнер. Как бы там ни было, а помочь придётся. Иначе слишком много людей погибнет, а Райнер этого никак не хотел. Но даже если Райнер не поможет, Роланд своими тайными путями переправит в Нельфу подкрепление, чтобы помочь Тоале убить своего отца. Роланду это было бы выгодно… А Тоале, когда перестанет быть полезен, будет убит.

В соседних странах будет объявлено, что глупый принц, его умный сын и вся нельфийская верхушка была устранена. И что так будет со всеми, кто осмелится выступить против Роланда. И что если соседи желают сдаться, то сейчас – самое время, тогда будут помилованы королевские семьи и аристократы. И что если они не сдадутся…

- …будут уничтожены. Так?
Райнер закрыл папку с документами и, сняв ноги со стола, сложил руки на груди и взглянул в потолок.
- Не могу больше, - проворчал он.
Почему-то, едва он задумал бежать отсюда, накопилось всё больше дел, требующих его участия. Другими словами, если он не будет поторапливаться, его «домашнее задание» погребёт его под собой. Пока он бездействует, нельфийские солдаты и население находятся под угрозой истребления.
Это будет неприятно, если голова Тоале слетит с его плеч. Но куда податься после спасения Тоале? Связавшись с ним и подняв его войска, целью Райнера станет устранение нельфийского принца – тут всё понятно. А потом что? Приютить Тоале и искать выход из сложившейся ситуации? Разве Роланд будет смотреть на это сквозь пальцы?
А если Райнеру Люту придётся взять на себя командование войском Нельфы и сразиться с армией Роланда?..
Райнер хмуро созерцал потолок.
Это не дело.
По крайней мере, Сион – нынешний Сион – никогда бы на такое не пошёл.
Если достаточно лишь одной жизни Тоале, то зачем же растрачивать попусту остальные? Балансирующие чаши весов, на каждой из которой – люди. Убить меньше, чтобы сохранить больше. Уничтожить тысячи роландцев, чтобы спасти десять тысяч нельфийцев.
Это – участь короля. Он определяет судьбу страны и движется вперёд, но…
- Но… неужели я способен на такое?
«Разве можно так поступать?» - спросил он себя. Чтобы защитить мирный народ, убивать носителей «проклятых глаз», Сион стал жертвой своей тоски. «Можно ли это простить?»
Всё должно быть не так, думал он. Мир, где никто ничего не теряет и где никто не плачет – такой мир существует? Произнеси вслух эту ересь – и посмейся над нею.
Фроаде уже посмеялся. Мечты о счастливой стране, где все люди радостны, рассмешили его и заставили дать совет: не зацикливаться на своих болезненных воспоминаниях и не мечтать о таких глупых вещах…
Лицо мага исказилось от боли:
- У меня слишком много таких воспоминаний.
«Я не откажусь от этой мечты, что бы там ни думали остальные. Сион сдался, рыдая, а я всё равно…»
Только вот как бороться с армией Роланда? В документах написано, что её главнокомандующий – фельдмаршал Клаус Клом, этот качок рыжий. Райнер его хорошо знал: в первую их встречу они с фельдмаршалом успели обменяться ударами, так что сразу стало ясно, какие проблемы может повлечь за собой его мощь.
Клаус Клом Алая Рука – имя бога смерти.
- Я должен с ним воевать? Смешно, - скривился Лют.
На этот раз он рисковал не только своей жизнью, но и жизнями солдат Клауса и солдат Тоале. Есть ли хоть один шанс отвести удар от людей, сражаясь с таким противником? Люк был настолько любезен, что в собранных документах оставил досье на Клауса.
На полях сражений он был богом смерти.
Демон, всегда первый в рядах воюющих.
Исключительная смелость и талант командования.
Как же Райнеру не хотелось драться с ним?
- Что ж делать-то? Эх… блин, всё это так утомляет…
Но может стоит благодарить небеса за то, что его противник – не Люк? Если бы Люк руководил армией, Райнеру пришлось бы тяжко – этот человек слишком умён. Конечно, магу приходилось изучать тактические и стратегические науки, но всё же он всегда боролся в одиночку. Его подготовка была направлена на превращение его в доблестного бойца, а не в командира.
- С такими навыками мне ни за что не победить, - бормотал переполненный отчаянием Райнер, - но если мы всё же встретимся в бою, то я не должен позволять себе умереть или… Неужели нет другого выхода? Мне нужно найти способ стать сильнее него… Уа, это ведь невозможно, да?
Такая беспокойная жизнь заставляла его вздыхать.
- Упс! - Тут Райнер взглянул на часы: пять утра. В размышлениях о том о сём он провёл больше часа. Солнце уже должно было взойти, но из-за плохой погоды небо снаружи оставалось мрачным, потому Райнер не сразу понял, сколько времени прошло. – Пора.
Он встал поспешно, вышел из комнаты и спустился по лестнице. Выйдя из здания, посмотрел на пасмурное, затянутое облаками небо и понял, что собирается дождь.
- Ливень именно сегодня… Плохая примета, хах.
Но больше он не стал думать об этом; он побежал. По дороге планировал сделать крюк до библиотеки и позаимствовать пару учебников боевой тактики и стратегии, но отказался от этой идеи: он не знал, когда сможет вернуть эти книги, а что более важно – не хотел знать, что сделает с ним Феррис за то, что он опоздал.
И, чтобы не заставлять её ждать, он побежал быстрее.



А несколько часов тому назад Феррис шла вдоль торговых улиц, нагруженная двумя рюкзаками и большим саквояжем, туда, где, она договорилась с Райнером о встрече. Время поджимало.
- Чёрт. Похоже, я опаздываю.
В рюкзаке, который болтался на её левом плече, была аккуратно сложена одежда – милый женский костюм с логотипом данго из того самого магазина одежды. На самой же Феррис красовалось то платье, которое она так хотела. Носить его было гораздо удобнее, чем её обычные доспехи, и походка стала лёгкой. Разве что меч на её талии казался несколько неуместным… Но, как ни странно, ей очень шло.
А в рюкзаке на правом плече был новенький наряд для Райнера.
Когда Феррис выбирала одежду, продавец выложил для неё весь свой ассортимент, за исключением таких нарядов, которые походили на нижнее бельё и которые подошли бы только извращенцу… Угадайте, что выбрала Феррис?
- О-о-о, наверное, это подарок для вашего суженого! Вы очень близки, не так ли~ - щебетала женщина, работающая в магазине консультантом.
- Вовсе нет, - отвечала Феррис. – Я хочу его немного разыграть.
- Ух ты, какие вы игривые!
- …игривые? О чём это вы?
- Совершенно ни о чём! Ясно же… Госпожа, я чувствую себя истовой скромницей по сравнению с вами! Так, что бы нам… Сейчас я найду то, что вам нужно.
- Хо. Давайте.
- Как насчёт вот этого?
- Подойдёт.
В итоге, она купила костюмчик, до которого приличные люди не рискнули бы дотронуться. Может, Райнеру и понравится путешествовать полуголым… Пускай полуголым, но зато в пенсне!
Феррис уже представляла выражение глубокого отчаяния на лице напарника.
- Хе-хе. Как же хочется на это посмотреть, - безлико засмеялась она, срываясь на бег. Нормальная одежда для Райнера была уложена в саквояже, но это было тайной. Она заставит его напялить извращенскую одежонку и не раскроет ему свой замысел, пока он не начнёт реветь!
А может, и не раскроет.
Она была быстра, словно молния; она пробежала торговый район, миновала несколько поместий и вылетела на проезжую. И тут же скрылась в проулке. Проезжая была прямым путём к месту встречи, чайной данго «Асольд», но сегодня всяческие прямые пути были ей противопоказаны. Сегодня (да и вчера тоже) в городе ей попадались целые группы преследователей, которые прочёсывали улицы в поисках Райнера. Феррис в розыск ещё не объявляли и слежку за ней не вели, но всё могло измениться. Она могла привести хвост к Райнеру, что было бы крайне нежелательно. Потому она притаилась в проулке и проверила, следует ли кто-нибудь за ней.
- М-м. Кажется, всё в порядке. – Она побежала чуть медленнее. Мечница могла бы добраться до «Асольда» и не прямой дорогой, но… - Я почти уверена, что это здесь.
Вчера вечером она встретилась с Ирис, которая праздно шаталась по улицам, и дала ей несколько распоряжений. Завтра Феррис и Райнер уезжают и, как только всё успокоится, Ирис должна была собрать Аруа и Куку и последовать за напарниками. А перед тем, как старшая сестра уедет, Ирис подготовит и передаст ей в стороне от северной дороги восемь рюкзаков с данго.
- Она должна быть здесь. - Феррис остановилась там, куда вот-вот должна была подоспеть Ирис и окинула взглядом окрестности. Это уже было не стройное шоссе, а пустынная местность, плотно поросшая дикой травой – трава была даже выше, чем сама Феррис, и прогулки здесь были воспрещены. Девушка хотела отправиться к чайной именно через эти травы, чтобы избежать преследования.
- Я не вижу её в этой густой траве.
Глаза Феррис искали сестру и ничего не находили.
- Ты тут, Ирис? – позвала она, но ответа не дождалась. – Хм. Может быть, она ещё не пришла?
Она зашла по пояс в траву и двинулась вперёд.
- Ирис, ты здесь?
- Сестрёнка!.. – крикнула Ирис. Феррис повернула голову в сторону звука и заметила сестру. Девочка, светловолосая, гладкокожая и с такими же совершенными чертами детского лица, как и у самой Феррис, пряталась в траве. Виднелись её платье со множеством оборок и красный рюкзачок. И она…
И она была вся в крови – висела вниз головой, поднятая за ноги. Её руки были связаны.
- Сестра, не иди сюда! – кричала Ирис. Её лицо было заплаканным.
Феррис видела человека, который схватил её сестру.
Длинные, чёрные как смоль волосы, холодные синие глаза… Мрачная улыбка – так улыбаться мог только дьявол.
Феррис знала его: «Фроаде, если я правильно помню… Но почему он здесь… Почему Ирис плачет… Почему… Что за…»
- Грязный ублюдок, что ты сделал с моей сестрой!
Она выхватила меч из ножен и стрелой ринулась к Фроаде. Ни один человек в мире не смог бы её остановить; она двигалась быстрее, чем какой бы то ни было бог.
Но Фроаде лишь ухмыльнулся.
- Ты так разозлилась, что идёшь на меня с мечом… Какая глупая. Ты же прекрасно знаешь, что не сможешь меня одолеть.
И он взмахнул правой рукой, украшенной чёрным кольцом.
- Да будет тьма, - тихо сказал Фроаде. Вмиг его тень, лежащая на земле, принялась искажаться, рождая чёрного цвета монстров, похожих на волков. Один из них прыгнул прямо на Феррис.
- Ха! – Девушка выставила меч, намереваясь пронзить его, но не смогла: острые зубы волка сомкнулись на лезвии.
- Ох… Похоже, с нашей последней встречи ты стала ещё слабее, - пожал плечами Фроаде. – Раньше ты была в состоянии справиться с двумя-тремя моими теневыми волками… Не много ли волнения?
В его левой руке трепыхнулась Ирис, поднятая ещё выше. Ирис плакала. Эта девочка всегда улыбалась и не показывала слёз, она всегда была столь радостной, что Феррис, бывало, ей завидовала… и сейчас эта девочка рыдала.
- Сволочь.
Феррис перехватила меч удобнее и, шагнув назад, замахнулась. Её движения были ещё быстрее, чем раньше – два волка, разрубленных надвое, исчезли. Но тут же появилось ещё несколько зверей: трое из них кружили вокруг Ирис и Фроаде.
Феррис постаралась сосредоточиться. Если её бдительность ослабнет – она будет убита. Тени, которых создавал этот человек, были невероятно сильными. Когда ей впервые пришлось сражаться с ним, она не смогла к нему даже прикоснуться. Тогда с нею был Райнер: он нашёл слабость Фроаде и справился с ним, но сможет ли она теперь в одиночку спасти Ирис?
Это будет нелегко, подумала она. Но не невозможно. За этот год Феррис научилась многому. И теперь она знала, что тени появлялись с помощью этого чёрного кольца. Одолев все тени и обрубив палец этому…
- Нет.
Взгляд девушки остановился на окровавленной фигурке Ирис. Её лоб, её плечи, ноги – всё было ранено и, самое страшное, даже спина её была в крови. Она поняла: Фроаде играл с Ирис, когда та пыталась убежать. Её раны – это укусы теневых волков.
Ирис была напугана до смерти – Феррис никогда не видела её сестру такой. Она была так дорога для мечницы…
Это не конец, поняла Феррис.
Его рука.
Она должна отрубить ему руку.
Её меч чуть опустился: она собирала все свои силы на кончике лезвия…
- Не надо! Сестрёнка, не надо! – закричала Ирис, но Феррис не реагировала. – Уходи же! Он слишком сильный, мы никогда такого не…
- Я знаю его. – Феррис прервала девочку на полуслове. – Не волнуйся. Сейчас я спасу тебя.
- Какие крепкие родственные узы… я это должен сказать? - Фроаде засмеялся. – Можешь даже не пытаться.
Девушка не отвечала, целиком и полностью сосредотачиваясь на мече.
- Сама по себе ты не представляешь для меня угрозы. Я так и думал, - продолжал Фроаде. – Ты разъярилась и решила вступить в сражение, которое заведомо проиграешь… Райнер таких вещей не делает, не так ли?
«У меня есть шанс. Он меня недооценивает; если он думает, что я такая же, как раньше, то я должна дать ему понять, что такое боль. Я разом обрублю тебе руку и сотру эту ухмылку с твоего лица».
Феррис вскинула голову. И тут Фроаде произнёс:
- Опусти своё оружие и уйди с дороги. Я очень не люблю тратить время впустую…
- Тогда самое время тебе убраться. – Феррис метнулась на него так быстро, как никогда. Теневые волки немедленно преградили ей путь, но она рубила их одного за другим. Двое напали одновременно; девушка увернулась от первого, вонзила клинок во второго и пошла в атаку.
Она поравнялась с Фроаде и резко взмахнула мечом, целясь в его плечо… Ещё быстрее, ещё сильнее… не попадаться на его уловки…
Удар.
- Гах!..
Феррис Эрис приглушенно вскрикнула. Она промахнулась.
Гигантская чёрная змея выросла из тени Фроаде и впилась в её правую ногу. Зубы, острые словно бритва, вонзились глубоко в бедро, и мечница промахнулась.
Один из волков укусил её левую руку.
Её лицо исказилось, от мучительной боли она не могла произнести ни звука.
И всё же – она не остановилась. Она шагнула вперёд левой ногой, меч в её правой руке полоснул по Фроаде…
До этого на лице генерал-лейтенанта красовалась улыбка, но теперь он немного опешил:
- Почти задела меня. Но если продолжишь – лишишься конечностей.
- Я убью тебя. – Феррис, пропустив его слова мимо ушей, смотрела лишь на него.
- Нет. Ты не сможешь.
Рука с кольцом взметнулась в воздух, и новая змея вцепилась в левую ногу Феррис.
- Сестрёнка?! – завопила Ирис.
Феррис молчала. Последний теневой волк рвал её свободную руку…
Кровь била из ран.
В этот момент она чуть было не потеряла сознание от безумной боли, её пальцы чуть было не разжали рукоять меча… Но Феррис лишь встряхнула головой: она была полна решимости, она терпела. Если она сдастся, то кто же поможет Ирис?
- Хах… - Она подняла руку, чтобы отрубить голову Фроаде…
- Пожалуйста, нет… хватит! Хватит! Прошу, не двигайся, сестрёнка!! – заходилась Ирис плачем.
Но старшая сестра лишь улыбнулась ей. «Со мной всё хорошо, не переживай, - хотела сказать она. – Когда ты видела, чтобы сестрёнка сдавалась? Никогда, верно? И сейчас всё будет хорошо, просто подожди немного…» Но не издала ни звука. Она обессилевала, она еле-еле держала меч…
Ирис рыдала. По девичьему лицу текли слёзы, голос дрожал:
- Пожалуйста… прекрати… Пожалуйста… Если ты… Руки… Твои руки…
Её руки просто растерзают. Конечно, она знала это, но всё ещё боролась. Неважно как, но она должна спасти Ирис…
- Ты действительно так опасаешься за неё? Что ж… - Фроаде приподнял Ирис. – Пусть будет…
Он хотел убить её.
Он хотел убить Ирис.
Феррис пыталась остановить его, пыталась поднять свой меч… Не выходило. Её рука ей не подчинялась.
«Что делать? Что же мне делать?»
Но она ничего не могла сделать.
- Нет…
«Кто-нибудь… Кто-нибудь, помогите… - Её сердце кричало. – Кто-нибудь, спасите нас… Хоть кто-то?!»
Она просила о невозможном.
И молитвы её были услышаны.
Краем глаза она увидела, как бежит по дороге одинокий человек. Хорошо знакомый ей человек…
Всегда с сонным взором.
Всегда такой лентяй.
Всегда вялый и вечно опаздывающий…
Но иногда случаются чудеса.
Она желала, она хотела, чтобы их спасли, и вот – он появился рядом с ней, здесь…
Здесь…
- Ра… Райнер… - попыталась произнести она. Позвать его по имени, окликнуть своего напарника…
Рука Фроаде накрыла её губы:

Z ef06b749.jpg
- Нет… Я не допущу, чтобы нам мешали. Я делаю всё возможное, чтобы ослабить Райнера… Если он нас увидит, все мои планы будут нарушены. В отличие от тебя, он может стать мне помехой…

Феррис не могла освободиться – нежная рука крепко закрывала её рот.
- Впрочем, даже против вас обоих я смогу выстоять, - продолжал Фроаде. – Но всё же он мог бы спасти твоё положение. Хотя ваши силы примерно схожи, но будь вы вдвоём нацелены против меня – возможно, я бы и был побеждён. Странно, не правда ли? С тобой он становится сильнее. Он словно переполняется магией… может быть, потому, что он – Сильнейший маг Роланда?
Но она не слушала: её взгляд провожал фигуру Райнера. Он удалялся от них.
«Идиот, почему ты не оборачиваешься… - думала Феррис. – Я же здесь… почему ты не оборачиваешься…»
Но Райнер мчался так резво, как никогда, и никого не замечал. И девушка понимала, почему: он не хотел опоздать. Не хотел, чтобы Феррис ждала, потому и бежал со всех ног.
Смотреть – это всё, что она могла.
Когда Райнер исчез вдали, Фроаде убрал руку.
- Ты надеялась, верно? Верила, что ещё можно всё изменить? – Его голос был бархатным.
Феррис подняла голову, глядя Фроаде в лицо:
- Когда-нибудь я обязательно убью тебя.
- Ха-ха!
- Райнер придёт. Увидев… увидев, что с нами, он не станет сдерживаться.
- Он уже скрылся.
- Он придёт, всё равно. Ты… ты сдохнешь…
- Ох. Мне страшно. Но у него ничего не выйдет. Потому что ты… Ты станешь его препятствием. Он побоится задеть тебя и поэтому сдастся. «Не отнимайте у меня всё, что мне дорого» - вот что он будет кричать; он не сможет использовать магию. Его ум – ясный, он может быть тяжёлым противником… но всё же – он мусор, который не должен быть причиной тоски моего господина. – Фроаде поднял руку с кольцом. – Его сердце колеблется, видя друзей в плену. Его тело не слушается, когда ранят его друзей. Его душа плачет… когда их убивают. Эта слабость – его беда, верно? Слабый. Он слишком слабый. И это ничтожество…
И он произнёс:
- Он не достоин быть другом моего господина, короля-героя… Сиона Астала.
Мгновение Феррис не понимала этих слов – её сознание потемнело.
«Что он сказал только что?.. Он…»
- Только не… только не это… Сион… Сион твой…
- И это – его приказ, - мгновенно ответил Фроаде и взмахнул кольцом.
Тень у ног его породила сразу десятерых чудовищ.
Ирис…
- Постой! Остановись! – кричала Феррис. Её тело скручивало, её ноги и руки взрывались болью, но она кричала: - Остановись!!
Она умоляла.
Она молила о помощи.
«Спасите нас… Кто-нибудь, умоляю, спасите нас…»
Но он не слушал.
Прямо перед нею пытали её сестру.
«Что же это… - Феррис была оглушена. Её мысли были странно рассеяны. – Что же это такое…»
Ирис умирает. Её убивают. Так приказал Сион.
«Что же… чёрт побери, как же так… Я ничего не понимаю… что делать… Что же делать?»
В целом мире она была одна.
Мир… этот мир был ужасен. Он стал таким же, каким оказался в тот день, две недели назад.
Когда Райнер исчез и Сион стал странным.
Это был другой мир, не тот, который она знала раньше, как будто он полностью переменился. Каждый день – пустота, страх, дрожь…
Но ведь всё это должно было закончиться. Уже закончилось.
Потому что она нашла его. Нашла того, кого искала, в той темнице…
Её свет…
Её сонный-пресонный свет.
- Почему… Почему ты не пришёл ко мне?! Райнер! Я здесь! Поспеши! – закричала она в отчаянии, пытаясь докричаться до уже столь далёкого от неё Райнера. – Помоги нам, Райнер!
Но в синих глазах девушки не отражался её свет – только тьма.
Фроаде захохотал. Его тонкие, дьявольски-алые губы изогнулись в ухмылке.
И в ту же секунду…

Феррис взорвалась криком.



Немного к северу от тех высоких трав находилась чайная данго «Асольд».
Райнер ждал. Магазин, в такую рань, естественно, был закрыт. Бог Данго, в которого верила Феррис, возможно, мог бы своею божественной волей распахнуть двери лавочки, но для Райнера божество явно не хотело трудиться.
- Сесть – и то некуда, - проворчал Райнер, повернув голову.
Сейчас было около половины девятого. Чудом Райнеру удалось оказаться на месте за пять минут до назначенного времени. «Хе… теперь-то пусть она только попробует на что-нибудь пожаловаться», - подумал гордый собою юноша.
Прошло полчаса.
- Ну же, девчонка, куда ты запропастилась… - Он упёр руки в боки. Затем потянулся со вкусом… Ну и всё. Что ему было ещё делать?
Феррис пока не пришла.
- Может, это я перепутал время?
Припомнив их вчерашний разговор с напарницей, Райнер удостоверился: всё точно, они должны были встретиться в восемь. «Ну где же она? Неужели что-то…»
На его лицо капнул дождь.
- А?
Он глядел в совершенно тёмное небо – дождь омывал его лицо.
- Ого… Совсем здорово! – Райнер отчаянно пытался найти укрытие на крыльце магазина. – Блин, ну это ещё зачем? Мы вот-вот двинемся… Могли бы уж хорошую погоду нам обеспечить, не убудет с вас!
Его желание никто выполнять не собирался: дождь лишь усилился. Райнер вздохнул и вновь взглянул на дорогу. Земля набухала водой.
Райнер не сводил взгляда с пути.
Начался настоящий ливень. Самая погода для того, чтобы бежать из страны… Пожалуй, когда Феррис придёт, они найдут место, чтобы переждать дождь.
Размышляя, он рассеянно рассматривал всё вокруг, но видимость из-за потоков воды становилась всё хуже. Феррис должна была вот-вот появится… но нет.
В небе сверкнула молния.
Это была гроза.
«Ну ё-моё…» - вздохнул маг. Такой ливень им – худший союзник.
Новый взгляд на дорогу, ведущую к Рейлюду. Пытаясь высмотреть напарницу, он произнёс:
- Ну и жалкий же у неё будет вид, она вымокнет до нитки.
Небо вспыхнуло снова; послышался гром.
Будто бы небо рыдало.
- …нер! – послышалось ему. Из-за дождя любой звук казался неясным. – Райнер!
Его звали по имени – он точно слышал.
- Принцесса, наконец-то, соизволила явиться?
Но Феррис не было на дороге.
- Райнер! – звал его кто-то. Голос слышался не с юга, а с севера…
- А? – повернулся Райнер.
Девушка, стоявшая недалеко от него, была вовсе не Феррис.
Сильный дождь не мог скрыть улыбку на её лице. И всё же лицо из-за небесных слёз казалось заплаканным.
- Кифар… - потрясённым голосом шепнул Райнер.
Кифар подбежала к нему.
И обняла его крепко-крепко.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики