ФЭНДОМ


- Не тебе со мной тягаться. Ты никогда не победишь меня, Милк. Милк Эфиллет... Богиня Реинкарнации.
Богиня Милк непонимающе склонила набок голову, вглядевшись мне в лицо.
- Не мне тягаться? Не мне? - повторила она снова и снова. - А по-твоему, кому тогда?
В её взгляде была магия: она словно видела меня насквозь, всего. И это мне не нравилось... Её огромные возможности не были мне по нраву. А Милк лишь улыбнулась:
- Что не так? Почему такая сила вдруг...
Внезапно, не успел я моргнуть, как она исчезла - и тут же очутилась подле меня, протягивая свои белые руки к моей груди. Она надеялась пробить мою защиту...
Я схватил её за хрупкое запястье. Милк сосредоточила сгусток своей магии в ладони и попыталась вырваться, но я сильнее лишь сжимал запястье.
- Ты не сможешь, Милк... - шепнул я ей на ухо. - Ты исчезнешь.
Карие глаза Милк были испуганно расширены. На какой-то миг прекрасное лицо от страха исказилось... но она снова улыбнулась.
- Пожалуй, - засмеялась она и, перехватив своё пленённое запястье свободной ладонью, вырвала руку из хватки моих пальцев. Вырвала с мясом. А после приказала: - Обледенеть. И паразитировать на нём.
Рука Милк, которую я по-прежнему сжимал, превратилась во множество сверкающих осколков, и каждый из них пытался проникнуть в моё тело. Но не бывать же этому.
Широким взмахом я разметал осколки, ещё мгновение назад казавшиеся плотью. Они пронзали, ранили и убивали Богинь вокруг. Но в тот момент Милк была уже слишком далеко от меня. Льдинки воткнулись в тела двух Богинь, которых та использовала в качестве щита.
Богини умерли мгновенно.
Милк было всё равно. Она не заботилась о своих товарках, но на меня глядела с восхищением.
- Как интересно... Что это, что это за сила? Откуда у тебя её так много? Что ты такое поглотил, что стал таким?
Я раскрыл ладонь, и незамедлительно в ней появилась рукоять меча, которую я ухватил покрепче.
- Невероятно... Огромная мощь. И очевидно, другого рода, нежели моя. То ли это, о чём ты мне втолковывал? Сила избранного?
- Я так думаю, - кивнул я.
- Но для чего ты был избран?
Я молчал.
- Для чего?
Но всё же я ответил:
- Чтобы убить всех вас.
- Так ты охотник? Новая программа, созданная, чтобы преуменьшить количество расплодившихся Богинь?
Я кивнул снова.
Милк казалась чуть ли не счастливой.
- Но для этого... - Она показала мне свою руку, прежде разорванную, но уже восстановившуюся.
...что-то летело прямо на меня. Я не мог видеть, что, но чувствовал смертельную опасность. Я пытался уклониться, но не мог и с места двинуться. На этот раз пострадала моя рука. Та, которая держала меч и которая теперь взвилась высоко в небо. Милк провожала её задумчивым взглядом:
- Слабоват ты будешь для охотника, но... Так уж и быть. Я посмотрю на это представление. Эй вы, отребье! - окликнула Эфиллет Богинь, что упоённо пожирали труп Менолиса. - Заканчиваем жрать. У вас сегодня новая закуска. Вперёд, на эту спятившую Богиню - на этого мутанта!
Создания, как по команде, подняли головы. Их лица, в отличие от лица прехорошенькой Милк, были безобразны.
Они напали на меня все вместе.
Моя рука с мечом ещё витала в воздухе; я посмотрел на небо и прошептал:
- Меч.
И моя рука послушалась, как и чёрный меч. Меч атаковал Богинь, широкой дугой скашивая их. Несколько десятков Богинь растворились без следа, но меньше их не стало. Предо мною колыхался целый океан чудовищ: их было достаточно, чтобы не умещаться на менолисовой спине.
В моей левой руке появился новый меч, и я бросился резать их на части. Кто-то попытался задеть меня сзади, но я крикнул: "Меч, возвращайся", и летающая правая рука разорвала Богиню позади меня.
И приросла обратно к телу.
Уже два лезвия крушили очередную волну атакующих Богинь.
Отделять их, отрезать друг от друга... И даже после этого их не стало меньше. Их число росло, неуклонно росло...
А я - убивал.
Громил.
Сокрушал.
Отнимал никчемные жизни.
Мои мечи даровали смерть быстрее, чем множились Богини.
Смерть танцевала вокруг меня. Богини теряли головы и тела, и постепенно их кровь окрашивала мои чёрные доспехи. И чем больше я уничтожал, тем больше чувствовал, как увеличивается моя мощь.
Милк Эфиллет же просто наблюдала с интересом, порхая чуть выше моей головы.
У неё за спиной появилась девушка. Она выглядела старше Милк и, конечно же, была Богиней. Но силы многотысячных чудовищ и её возможности были не сопоставимы. Она была сродни Милк.
- И что это? - пронизала меня взглядом девушка.
- Самой интересно, - пожала Милк плечами.
- Почему он убивает наших подруг?
- Понятия не имею.
- А почему ты бездействуешь?
Милк обернулась к ней:
- Потому что рядом с ним опасно, или ты не видишь? Но раз ты добралась сюда, то всё уже иначе. Меня и тебя, нас двоих должно хватить на то, чтобы одолеть безумца.
- Нам нужно одолеть, - согласилась та. - Он опасен. Я слышала, что иногда рождаются мутанты, такие же, как он. Но...
- О, что ты такого знаешь? - заинтересовалась Милк.
- Лишь по слухам... Слухи донесли мне, что некоторые из Богинь вдруг сходят с ума и начинают убивать товарищей.
- Он такой же, как и мы с тобой, ты знаешь? - Милк склонила голову.
- Мне это неинтересно, - отвечала девушка со скучающим лицом.
- Неужели?
- Именно. Но как бы там ни было, его надо устранить - и устранить опасность. Такова наша задача.
- Да, ты права, - сказала Милк. - Давай прикончим его.
Я взглянул на них, распихивая мелочь вокруг меня, и принялся просчитывать: зная, какую силу несут в себе эти две Богини, я не мог победить. Один на один - ещё возможно, но с обеими одновременно я был не способен драться.
Тут девушка-Богиня двинулась на меня. Милк - вместе с нею.
Я метнул один из мечей в их сторону, но девушка увернулась и тут же пошла в атаку. Она удержала мою руку, и в тот же миг тысячи Богинь впились зубами в моё тело, воспользовавшись моей беспомощностью. Они пытались поглотить ноги, живот и спину... На них я старался не обращать внимания, целясь мечом в двух соратниц. Но тут меня перехватила уже Милк: она сдавила меня в хватке и прокусила шею.
- Ах... Какой ты вкусный... - Голос чуть ли не опьянённой Милк наполнился восторгом. - Ты... ты и в самом деле не Богиня...
Посмотрев прямо ей в лицо, я постарался зарядить свои глаза проклятием, которое должно было убить её. Но не сработало, она была неуязвима. Её глаза уставились в мои зрачки, сопротивляясь. И я не мог её убить, пока не воткну меч ей в сердце.
Всё закончится вот-вот. Слишком просто. Пускай я был рождён принести Богиням смерть, я погибну сам, не сумев исполнить предназначенное мне.
- Сейчас! - произнесла безымянная Богиня и распахнула рот. Её клыки пытались впиться в моё горло...
Только вдруг её голову сняли с плеч и швырнули далеко-далеко.
Это была Милк Эфиллет.
- Что за... - моргала голова, глядя на подругу. Но не успела она закончить фразу, как растворилась без следа: это Милк, высвободив свою магию, убила девушку.
И тех Богинь, которые жевали моё тело.
- Не трогать его! - зычно приказала она остальным.
Богини тут же схлынули.
Милк была непредсказуема для меня: я не знал, зачем она всё это делает, оттого изумлённо глядел на неё.
- Хи... хи-хи-хи-хи-хм. Так я и отдам такую вкусную добычу идиотам, - выплюнула Богиня.
Я тут же потянулся к мечу:
- В одиночку тебе не справиться со мной.
- Я знаю это.
- Тогда почему ты помогла мне?
Она стиснула меня в объятиях и утопила клыки в моей шее. Желая выпить мою кровь и насытиться плотью, она всё же не пыталась меня убить. Медленно, осторожно пережёвывая жилы, она глядела мне в глаза, - её губы были алыми от крови.
- Каждый день - словно двойник дня вчерашнего... - проговорила она, вытирая рот ладонью. - Пустой желудок - жажда - насыщение. И снова... каждый день. Признаться, я немного запылилась от этого всего~
- То есть, ты хочешь убить меня? - спросил я, повернувшись к ней лицом.
- Хм... Честно говоря, мне совершенно всё равно, но раз уж я спасла тебя, то я бы предпочла получить вознаграждение.
- Пользу?
- Это хорошо, что в твой словарный запас входит это слово, очень хорошо.
Она отстранилась, касаясь своего плоского живота.
- А-а-а~ Мне мало. Как хочется ещё... Но я должна терпеть. Вряд ли мне ещё раз повстречается такой, как ты.
Смысла я не понимал, но на всякий случай схватился за своё оружие и напряг магическую силу.
- Убивай не убивай, - рассмеялась Эфиллет, - но если рискнёшь, то эти шавки тут же не оставят от тебя и кости. Есть множество Богинь, более древних, чем я... Да вот хотя бы та девица, от которой я тебя спасла. Нет, у тебя нет шансов выжить.
- Ну и что?
- А то, что я решила защищать тебя. Не знаю, для чего ты порождён, но пока ты интересен мне - я тебя охраняю и воскрешаю.
Она говорила совершенно дикие вещи, и я смеялся. Я хохотал.
- Никогда не думал, что меня будет защищать кто-то, кто слабее меня самого.
- Что за дерзость...
- Я убью тебя.
Мой меч мгновенно пришёл в боевую готовность.
Милк взглянула на клинок с лицом, полным безразличия:
- Что ж, коли так, то убивай - я ничего тут не могу поделать.
- ...
- А что такое? Чего же медлишь?
Ненамеренно, но я спросил у неё снова:
- Почему ты помогаешь мне?
- Ты получил мой ответ, - Милк пожала плечами. - Мне было скучно, но с тобой интереснее, - устроит подобное объяснение?
Мой меч не дрогнул. На лице Богини возникло замешательство:
- Неужели исчезла вся память Аслуда? Ты ведь вспомнил моё имя, значит, должен помнить ещё что-нибудь...
Я порылся в памяти того юноши, чьё сознание смог подавить. И сразу же я узнал всё о ней, о Милк Эфиллет, Богине Реинкарнации.
- Ах, так ты - моя... - я глядел на девушку, - моя любовница.
Она кивнула, и смех её был беспокойным.
- Но теперь ты меня не хочешь, верно? - сказала она.
И я окинул взглядом её хрупкое тело.
Я не чувствую никакого вожделения. Я не хочу её.
Всё, что я чувствую, - желание уничтожить всё, сокрушить целый мир.
Мне даже на секунду почудилось, что Милк погрустнела.
- Получается, что больше ты не мой. Но как ты победишь один? Охотник, который чуть не погиб от клыков всего одной Богини, - есть ли что-то смешнее? Или же... - Она помолчала, но произнесла: - Или же тебе судьбою предназначен другой партнёр?
Она смотрела поверх меня, поверх страшных Богинь, совершенно о нас позабывших и снова глодавших Менолиса, смотрела так, будто что-то искала.
Она смотрела вдаль.
Затем - склонила льняную голову.
- Если ты не смог поднять на меня руку, так давай хотя бы держаться вместе. Я помогу тебе, я пойду с тобой, чтобы найти того, кто тебе нужен.
Она сдвинулась с места, шагая.
- Я не передумал. Я убью тебя, слышишь? - крикнул я ей в спину.
- Ага! - воодушевилась она, обернувшись. - Убьёшь ты, как же.
Я не отвечал, но мысленно отозвал свой меч. Милк улыбнулась и пошла вперёд. К югу.
- Зачем тебе туда идти?
- Там, должно быть, интересно~
- А что там?

"Об этом месте ходят слухи.
Там обитает ненавистный южный страх".
"Там тот, кого Богини ненавидят?"
"Вполне возможно, ты его искал".
"Я не искал. Я убивал по мере сил".
"О, правда? Что ж меня ты не убил?"

Я не ответил.
- Хорошенькая программа для уничтожения: решила не уничтожать Богиню. А почему?
И снова я молчал.
- Ты не знаешь? Не можешь мне ответить?
- Я не знаю, - кивнул я.
- Тогда у тебя есть чувства. - Её улыбка была светла. - Ты не просто программа, но программа, чувствами не обделённая.
Вокруг чудовища пожирали Менолиса. Милк Эфиллет была вовсе не такая, как они. И совсем уж не такая, как та девушка, что напала на меня.
- Кто ты есть?
- Я хочу это узнать - сказала Милк.
- Это видно.
- Да... Почему я - другая? Есть ли смысл в том, что я - другая? Или всё это бессмысленно, и я - просто сломанная программа?
- Не знаю...
- Тогда идём. Идём. Если мы задержимся, сюда придут другие Богини. Возможно, такие же сильные, как я. Против двух-трёх таких нам не продержаться.
Мы направились на юг.
Шагая позади, я вдруг спросил:
- Как вы называете страшный ужас юга?
- Райнер Эрис Рид, - произнесла она.